Обеспечительные меры — больше не тайна

Чтобы быть уверенным в том, что суд примет ограничительные меры, в заявлении необходимо указать как можно больше аргументов. И они должны быть обоснованы. Необходимо использовать расширенную доказательную базу:

  • запросы в госорганы;
  • справки, ответы на запросы;
  • публикации в СМИ.

Заявление с требованием принять ограничительные меры должно представлять собой очень подробный и, желательно, нестандартный документ. В нем следует избегать общих фраз о выводе активов, на больше приводить аргументы в виде цифр, экспертных заключений, отчетов оценщиков.

Позволят добиться обеспечения следующие аргументы:

  • отсутствие финансовых средств у ответчика;
  • неисполнение должником своих обязательств на протяжении длительного времени;
  • события, которые могут препятствовать исполнить решения судебного органа;
  • попытка сокрытия основных средств, закрытия юридического лица;
  • недобросовестность должника;
  • отсутствие у организации основных средств, активов, которых было бы достаточно для закрытия долга.

Также опытные юристы практикуют способ встречного обеспечения способом перечисления средств на депозит судебного органа либо банковской гарантии.

В рассматриваемом случае судебное обеспечение не целесообразно: активы распроданы, его владельцами являются лица, не имеющие отношения к делу. Меры могут только навредить их интересам. Исходя из этого суд, принял решение отказать управляющему.

В зависимости от того, на что вы ссылаетесь, это будут:

  • копия штатного расписания, чтобы подтвердить численность сотрудников;
  • копия бухгалтерского баланса и отчета о прибылях и убытках, чтобы подтвердить финансовое состояние компании, которое вы упоминали в заявлении;
  • копии договоров с контрагентами, чтобы подтвердить, что компания должна платить контрагентам;
  • копии кредитных договоров, чтобы подтвердить, что компания должна оплачивать кредиты;
  • копии ПТС на транспортные средства, если в заявлении вы упоминали о том, что компании есть дорогостоящие автомобили;
  • копии свидетельства о праве собственности, если в заявлении выписывались на то, что у компании есть в собственности недвижимость. 

Когда Суд принимает решение об обеспечительных мерах, он исходит из фактической необходимости в них. Насколько меры нужны, судебный орган решает по своему внутреннему убеждению на основании всех нюансов спора. 

В данном случае заявитель – Сбербанк, указал следующее:

  • долг общества «БонАппетит» составляет 10 млн. руб. Согласно документам, компания взяла кредит на указанную сумму под 18% годовых;
  • поручителем по кредитному договору выступает физлицо – директор компании;
  • на денежные средства и имущество организации наложен арест;
  • общество не обладает имуществом, кроме векселя Сбербанка на 300 тыс. руб.;
  • компания скрывает документы о своих активах от управляющего;
  • для погашения кредитных долгов компании используется имущество собственника и директора компании в одном лице.

Так как банкротство ООО «БонАппетит», изъятие имущества для погашения долга были для директора очевидны, он начал продавать свое имущество, в том числе названные выше мотоцикл и автомобили.

Главное основание для обеспечения иска, согласно ст. 139 ГПК РФ: непринятие мер по обеспечению иска может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда. То есть вам нужно доказать суду, что без обеспечительных мер вы не сможете получить присужденные деньги или имущество, или это будет сделать гораздо сложнее, чем при наличии обеспечительных мер.

Еще одно важное условие для принятия обеспечительных мер — их соразмерность заявленным в иске требованиям. То есть суд вряд ли будет давать согласие на арест квартиры из-за долга в 10 тысяч рублей. Кроме того, при принятии обеспечительных мер суд может потребовать, чтобы истец предоставил обеспечение возможных убытков для ответчика

Когда можно подавать заявление по обеспечительным мерам?

Вы можете сделать это одновременно с подачей искового заявления или в любой момент уже в процессе рассмотрения дела судом.

Когда суд рассматривает вопрос о принятии обеспечения, он анализирует, насколько соблюдаются интересы третьих лиц. При этом такие меры – оперативный способ защиты.

Это значит, для их применения не нужно представлять суду доказательства в таком же объеме, как для опровержения или защиты иска. Однако заявитель должен убедить судей в попрании своих прав.

Кроме того, суд оценивает, насколько соразмерны обеспечение с предметом требования.

Обеспечение призвано защищать интересы заявителя, но она не должна ущемлять права других участников дела и третьих лиц.

В данном случае судебный орган установил, что отказ от обеспечения не мешает исполнить вердикт суда и признать юрлицо несостоятельным.

Более того, должником является юрлицо, но не его директор, который успел до банкротства распродать имущество. Таким образом, суд отказал управляющему в обеспечительных мерах.

Наложение ареста на имущество означает запрет на действия, направленные на прекращение права собственности должника. В реестры вносится отметка, после чего заключение сделок уже невозможно технически.

Запрет совершать определенные действия может быть связан с изменением предмета спора, например, приостановка реконструкции или переоборудования дома.

Аналогичен запрет действий третьих лиц, однако он более конкретизирован. Ст. 140 ГПК РФ дает право суду запретить передачу имущества ответчику, иным лицам, выполнение обязательств, связанных с данным имуществом.

В споре, затрагивающем исключительные права, запрет касается ограничений демонстрации контента, его распространения или копирования с целью дальнейшего распространения. Весьма спорный способ, т. к. его реализация ограничена из-за технических особенностей Интернета.

  • Приостановление исполнительного производства востребовано особенно на стадии подготовки имущества к продаже на торгах.
  • В определении суда даются конкретные указания о запрете, какие именно действия запрещены или наоборот, какие действия обязательны.
  • Отсутствие конкретики в решении суда делает обеспечительные меры в гражданском процессе или бессмысленными, или чрезмерно ущемляет права ответчика или другого лица.

Инспекция провела выездную налоговую проверку и приостановила операции по счетам компании в банке. Чем аргументировать необходимость принятия обеспечительных мер? 

В компании работает 187 сотрудников. Им необходимо платить зарплату. При заблокированном расчётном счёте компания платить им зарплату не может.

 Конституционный суд РФ в Постановлении от 97-го года пришел к выводу, что налоговые платежи и выплата вознаграждения за труд сотрудникам компании — это платежи одной очереди.

Почему же уплата налога должна быть гарантирована приостановлением операций по счетам компании в банке, а выплата зарплаты работникам невозможна? У налоговых платежей нет преимущества перед зарплатой. 

Если компания задерживает зарплату, то работник имеет право требовать её уплаты с учетом процентов по ставке 1/300 ставки рефинансирования за каждый день просрочки. Если зарплата не выплачивается 15 дней и больше, то сотрудник может прекратить работу. Таким образом, блокировка расчетного счета грозит полностью остановить работу компании. 

Выручка компании за 6 месяцев составила сумму, которая существенно превышает сумму налоговых доначислений, указанных решений. Если вы будете ссылаться на такой аргумент, то направьте в инспекцию отчет о финансовых результатах вашей компании. Суду предоставьте копию квитанции об отправке этого отчета в инспекцию. 

У компании заключены долгосрочные договоры на поставку продукции. Для хранения этой продукции компания заключила договоры аренды складского помещения.

Если компания не будет платить по этим договорам, то владельцы складов расторгнут договоры. Отсюда возникает ещё одна проблема: компания не сможет выполнить свои обязательства по поставке продукции в срок.

Нужно предоставить копии договоров, на которые вы ссылаетесь. 

У компании есть кредиты и/или другие заёмные обязательства. Компания должна платить каждый месяц. Если компания просрочит оплату кредита, то банк начислит пеню. Кроме того, при неоплате кредитор может досрочно взыскать всю сумму кредита. Это может лечь на компанию непосильной финансовой ношей. 

По статистике, на большинство заявлений о принятии обеспечения арбитражные суды дают отрицательный ответ. Как выход, опытные юристы рекомендуют одновременно с арбитражным разбирательством начинать дело в суде общей юрисдикции.

Это поможет принять обеспечение. Например, параллельно с арбитражным делом может рассматриваться трудовой спор, в котором будет участвовать руководитель компании. В рамках этого дела директору будет запрещено вносить корректировки в ЕГРЮЛ.

Если обеспечение связано с предметом процесса, судебный орган может его принять. Но если в ходе процесса должник возвратит хотя бы часть долга, то с его активов арест может быть снят.

Как следует из ст. 99 АПК РФ, судебный орган может принять обеспечительные меры, которые призваны защитить материальные интересы заявителя до поступления иска в суд.

такие меры могут быть приняты на любом этапе судебного процесса, если их отсутствие затрудняет исполнение вердикта суда. Однако они могут отрицательно сказаться на интересах ответчика, препятствовать ему заниматься текущей работой.

Поэтому суд уполномочен оценивать, насколько обоснованы требования заявителя, а также оценить последствия таких мер для всех сторон разбирательства.

Исходя из смысла ст. 90 АПК, обеспечительные меры суд устанавливает, если непринятие мер может повлечь одно из двух последствий:

  • затрудняет исполнение вердикта суда;
  • угрожает материальными потерями истцу.

Препятствовать исполнению решению суда может тот факт, что у должника отсутствуют какие-либо активы. Чтобы истец не понес материальные потери, обеспечительные меры принимаются и для сохранения имеющегося имущественного состояния сторон. Но чтобы они были приняты судом, необходимо значимое веское основание.

Также суд устанавливает связь между предметом заявления и необходимостью обеспечительных мер, оценивает, насколько предмет заявления отвечает целям обеспечительных мер

На что еще обращает внимание суд:

  • рациональность принятия обеспечения;
  • вероятность и объем потерь в случае непринятие мер;
  • вероятность нарушения общественных интересов в случае принятия и непринятия мер.

Чтобы суд смог принять обеспечительные меры, заявитель обязан предоставить письменное подтверждение того, что непринятие будет препятствовать исполнению судебного акта либо повлечет для заявителя крупные потери. Однако к таким мерам есть условие – соразмерность требованию заявителя. Если эти условия не соблюдаются, суд отказывает их обеспечивать.

Обеспечительные меры: когда есть шанс их добиться — новости Право.ру

По словам управляющего партнера Федеральный рейтинг.

группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Международные судебные разбирательства группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Международный арбитраж группа Транспортное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право
Натальи Гуляевой, применение обеспечительных мер является скорее редкостью, чем правилом. Это подтверждают и данные исследования «Право.ru». Так, в 2017 году суды удовлетворяли 38% всех заявлений об обеспечительных мерах, в 2018 году – 39%, а в 2019 году – меньше 37% (см. «В АСГМ меньше всего вероятность добиться обеспечительных мер»). 

Читайте также:  Бухгалтерский учет расчетов с подотчетными лицами

Большинство граждан просят наложить арест, а также запрет на распоряжение имуществом (за исключением денег).

На втором месте по популярности – запрет любых регистрационных действий, сделок и прав органам Федеральной службы государственной регистрации.

Затем идет приостановление взыскания, исполнение решения, ликвидация, запрет действия конкурсного управляющего. Замыкает пятёрку популярных требований запрет пользоваться деньгами и банковским счётом.

Когда меры чаще налагают

Как говорит юрист петербургского офиса Федеральный рейтинг.

группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Комплаенс группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Цифровая экономика группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Экологическое право группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Международный арбитраж группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии)
Елена Рыбальченко, суды чаще применяют обеспечительные меры по распоряжению недвижимостью. По ее словам, чаще всего суды принимают обеспечение в делах об оспаривании ненормативного правового акта, в спорах о праве собственности, а также в делах о защите исключительных прав. Партнер Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Международный арбитраж группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Транспортное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Цифровая экономика группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Международные судебные разбирательства группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Семейное и наследственное право группа Уголовное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Частный капитал 2место По выручке 2место По выручке на юриста (более 30 юристов) 5место По количеству юристов Профайл компании
Иван Веселов считает, что обеспечительные меры чаще всего принимают по корпоративным спорам, спорам об оспаривании сделок, виндикации имущества. А по мнению партнера Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Экологическое право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Антимонопольное право (включая споры) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Природные ресурсы/Энергетика группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Финансовое/Банковское право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) Профайл компании
Оксаны Петерс, это типовые споры о взыскании дебиторской задолженности и административные споры об оспаривании актов госорганов.

Наложение обеспечительных мер во многом зависит от самих требований. «Охотнее всего суды удовлетворяют заявления, требования которых не затрагивают материальный аспект. Например, о переносе проведения собрания кредиторов по банкротным спорам.

Это происходит в случае, когда срок провести собрание наступил, но рассмотрение заявления кредитора, имеющего право на участие в первом собрании кредиторов банкрота, назначили на более позднюю дату. Еще одним примером может стать ситуация, когда заявитель требует сохранить статус-кво предмета совершенной оспариваемой сделки.

В таких спорах обеспечение существенно не меняет положения сторон и способно сохранить баланс их интересов», – считает юрист ПБ Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (high market) 25место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 45место По выручке Профайл компании
Аделина Худоярова.

Веселов считает, что наиболее распространено принятие обеспечительных мер в виде запрета совершать определённые действия. Например, в виде запрета ФНС вносить изменения в ЕГРЮЛ.

Когда в мерах чаще отказывают

Чаще всего суды отказывают в наложении ареста на деньги. Это связано с тем, что денежные средства, имеющиеся у должника на счетах на момент подачи ходатайства, не всегда являются единственным источником удовлетворения исковых требований.

Рыбальченко напоминает, что арест денег может существенно осложнить жизнь как юридическому, так и физическому лицу: «Если требования признаны необоснованными, то получится, что ответчик пострадал зря.

Невелика вероятность, что ему компенсируют причиненные арестами и иными ограничительными мерами убытки».

Нередко под прикрытием обеспечительных мер с целью защиты интересов лиц, участвующих в судебном споре, может скрываться совершенно иной мотив. Например, желание помешать другим игрокам рынка.

Аделина Худоярова, юрист ПБ Федеральный рейтинг. группа Банкротство (включая споры) (high market) 25место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 45место По выручке Профайл компании

В большинстве случаев суды не указывают четкую причину отказа в принятии обеспечительных мер, а просто ограничиваются общими формулировками закона. По мнению Олега Прошлякова, адвоката АБ Федеральный рейтинг.

группа Семейное и наследственное право группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа Частный капитал группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) Профайл компании
, такая излишняя осторожность вызвана нежеланием еще больше ухудшить положение слабой стороны в процессе.

Отказы судов в наложении обеспечительных мер иногда основаны на неверном применении заявителями норм права. «Например, в одном деле о защите исключительных прав на картину заявитель проявил чрезмерный аппетит.

Он попросил суд запретить ответчику проводить выставку, в рамках которой выставлялся спорный предмет. Суд такое ходатайство отклонил.

Предметом спора являлась всего лишь одна конкретная картина, поэтому логично, что ни оснований, ни смысла в запрете проводить целую выставку нет», – отметила Рыбальченко.

Как добиться принятия обеспечительных мер?

Чтобы добиться в суде наложения обеспечительных мер, надо доказать связь конкретной обеспечительной меры с предметом заявленных требований, ее соразмерность, а также существенные затруднения при исполнении судебного акта в случае отказа.

Например, отсутствие иного имущества у должника для удовлетворения требований (№ А50-20086/2013), вывод активов должника (№ А56-40284/2015), начало процедуры ликвидации или сокрытие имущества.

«Ходатайство об обеспечительных мерах должно подкрепляться реальными фактами недобросовестного поведения ответчика в прошлом, нестабильного финансового состояния в настоящем и обоснованной возможностью причинения значительного ущерба в будущем», – считает Худоярова.

Суды всегда оценивают последствия применения обеспечительных мер. Например, арест имущества, который не может запретить его использование, очевидно повлечет менее серьезные последствия, чем блокировка счетов компании, парализующая ее деятельность до разрешения судебного спора.

Роман Зайцев из Федеральный рейтинг.

группа Антимонопольное право (включая споры) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Международные судебные разбирательства группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Рынки капиталов группа Санкционное право группа Транспортное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Финансовое/Банковское право группа Цифровая экономика группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Банкротство (включая споры) (high market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Международный арбитраж группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Частный капитал 2место По количеству юристов
рекомендует обращаться в региональные суды, не пренебрегать повторными заявлениями при получении первоочередного отказа и максимально использовать институт встречного обеспечения. Но встречное обеспечение может быть обременительным с экономической точки зрения для фирмы и иметь правовую неопределенность. По сути, встречное обеспечение возможно только в форме внесения денег на депозит суда или предоставления банковской гарантии.

Обеспечительные меры должны быть соразмерны заявленному требованию (ч. 2 ст. 91 АПК). Рассматривая заявление о применении обеспечительных мер, суд оценивает, насколько конкретная обеспечительная мера связана с предметом иска, соразмерна ему, каким образом она обеспечит фактическую реализацию целей обеспечительных мер (п. 10 Постановления Пленума ВАС от 12 октября 2006 года № 55). 

«Но в реальной жизни оценка соразмерности обеспечительной меры и предмета спора не всегда может быть достоверной», – говорит Худоярова.

Например, трудности возникают при оценке нематериальных требований заявителя; когда обеспечение возможно за счет единственного актива компании, стоимость которого явно превышает стоимость предмета обеспечения.

«В таких случаях суд должен учитывать интересы ответчика и определить вероятный исход развития событий», – считает Худоярова.

  • Арбитражный процесс
  • Гражданский процесс

Для введения обеспечительных мер достаточно разумных подозрений о затруднениях с исполнением судебного акта

16 января Судебная коллегия по экономическим спорам пришла к выводу, что для введения обеспечительных мер нет необходимости подтверждать с высокой степенью достоверности совершение ответчиком действий, направленных на отчуждение принадлежащего ему имущества, достаточно лишь обоснованных подозрений в том, что такие действия могут быть совершены в дальнейшем (Определение № 305-ЭС19-16954 по делу № А40-168999/2015).

Читайте также:  Какие выплаты положены работнику при увольнении

АСВ ходатайствовало о применении обеспечительных мер

В ноябре 2015 г. ПАО «Тайм Банк» было признано банкротом. В декабре 2018 г. Агентство по страхованию вкладов, его конкурсный управляющий, обратилось в Арбитражный суд г.

Москвы с заявлением о принятии обеспечительных мер в виде наложения ареста на имущество нескольких физических лиц в пределах предъявленных к ним требований о привлечении к субсидиарной ответственности на общую сумму почти 600 млн руб.

К моменту подачи ходатайства производство по определению размера субсидиарной ответственности было приостановлено до формирования конкурсной массы, взыскания дебиторской задолженности и расчетов с кредиторами.

Необходимость принятия обеспечительных мер, по мнению агентства, в таких случаях объективно следует из значительного размера предъявленных имущественных требований и возможности отчуждения контролирующими лицами их имущества к моменту определения размера субсидиарной ответственности, что не позволит в дальнейшем исполнить соответствующий судебный акт.

Суды сочли ходатайство агентства необоснованным

Отказывая в удовлетворении заявления агентства о принятии обеспечительных мер, первая и апелляционная инстанции сослались на положения гл. 8 Арбитражного процессуального кодекса и разъяснения, изложенные в Постановлении Пленума ВАС от 12 октября 2006 г. № 55 «О применении арбитражными судами обеспечительных мер» (определение от 5 февраля 2019 г. и постановление от 26 марта 2019 г.).

По мнению судов, агентство не доказало, что непринятие обеспечительных мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта о привлечении к субсидиарной ответственности, и не подтвердило, что ответчики по соответствующему обособленному спору принимают меры по реализации принадлежащего им имущества и (или) что заявленные обеспечительные меры необходимы для предотвращения ущерба банку и его кредиторам.

С этим согласился суд округа, добавив, что конкурсный управляющий не смог доказать, что после принятия первой инстанцией определения о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности ответчики совершают или уже совершили действия, направленные на сокрытие своего имущества.

ВС указал на ошибки нижестоящих инстанций

АСВ подало кассационную жалобу в Верховный Суд, который, изучив дело, обратил внимание на то, что, как ранее неоднократно отмечал КС РФ в своих постановлениях, исполнение судебного акта следует рассматривать как элемент судебной защиты.

Дополнительно Судебная коллегия по экономическим спорам сослалась на постановление ЕСПЧ от 19 марта 1997 г. по делу «Хорнсби против Греции», из которого следует, что по смыслу ст.

6 и 13 Конвенции о защите прав человека и основных свобод право на исполнение судебного решения должно рассматриваться как неотъемлемая часть судебной защиты.

ВС отметил, что определение о привлечении к субсидиарной ответственности является судебным актом, вынесенным в пользу кредиторов.

Однако сам по себе факт принятия судом такого определения не приводит к фактическому восстановлению прав последних, подчеркнула Экономколлегия.

По мнению ВС, судебная защита прав кредиторов может быть признана эффективной лишь в случае обеспечения судом действительных гарантий возврата кредиторам денежных средств, на которые они справедливо рассчитывали.

«Ситуация, при которой в ходе судебного разбирательства недобросовестные контролирующие лица имеют возможность скрыть свое имущество, избежав обращения взыскания на него, а кредиторы лишены реального доступа к правовым средствам противодействия такому поведению ответчиков, является недопустимой», – подчеркнула судебная коллегия. Одним из способов обеспечения защиты прав кредиторов в подобной ситуации, по ее мнению, является институт обеспечительных мер, своевременное и разумное применение которого устраняет препятствия к исполнению судебного определения в будущем, достигая тем самым цели правосудия.

Сославшись на ч. 1 и 2 ст. 90 АПК, п. 1 ст. 46 Закона о банкротстве и п.

9 Постановления Пленума ВАС № 55, судебная коллегия указала, что основанием для принятия обеспечительных мер является предполагаемая затруднительность или невозможность исполнения судебного акта либо предотвращение причинения значительного ущерба заявителю в случае, если испрашиваемые меры не будут приняты. Обеспечительные меры носят временный срочный характер, они должны быть направлены на обеспечение иска и соразмерны заявленному требованию, отметил Суд.

Проанализировав ситуацию, ВС пришел к выводу, что в данном деле, отказав АСВ в принятии обеспечительных мер, суды фактически признали необходимым подтверждение с высокой степенью достоверности фактов совершения ответчиками действий, направленных на отчуждение принадлежащего им имущества, или приготовления к совершению такого рода действий. Однако, подчеркнул Верховный Суд, обеспечительные меры являются ускоренным предварительным средством защиты, поэтому для их применения не требуется представления доказательств в объеме, необходимом для обоснования требований и возражений стороны по существу спора (абз. второй п. 10 Постановления Пленума ВАС. № 55). Как указано в определении, для применения обеспечительных мер истцу достаточно подтвердить наличие разумных подозрений возникновения обстоятельств, перечисленных в ч. 2 ст. 90 АПК.

Суд напомнил, что законодатель, предусмотрев упрощенную процедуру разрешения вопроса о применении обеспечительных мер, установил и механизм, обеспечивающий соблюдение прав и законных интересов ответчика. В частности, по ходатайству такого лица обеспечительная мера может быть отменена судом.

«Поскольку при разрешении заявления о принятии обеспечительных мер суд выясняет, какова вероятность затруднительности исполнения судебного акта, возникновения значительного ущерба на стороне заявителя, отказ судов в применении названных мер со ссылкой лишь на то, что доводы агентства носят предположительный характер, ошибочен», – указано в определении.

На этом основании ВС отменил акты нижестоящих инстанций и разрешил вопрос о принятии обеспечительных мер самостоятельно.

Судебная коллегия отметила, что заявление о принятии обеспечительных мер подано агентством уже после вынесения определения первой инстанции о наличии оснований для привлечения соответствующих физлиц к субсидиарной ответственности.

При этом было установлено, что до признания банка банкротом семеро из привлекаемых к субсидиарной ответственности лиц совершали недобросовестные действия, направленные на вывод денежных средств в значительном размере путем выдачи заведомо невозвратных кредитов в ущерб интересам клиентов организации.

ВС заметил, что указанные лица в течение рассмотрения судами различных вопросов, связанных с привлечением их к субсидиарной ответственности, не стремились доказать, что начали принимать меры по добровольному возмещению вреда или сотрудничать с агентством каким-либо образом. С учетом этого Экономколлегия пришла к тому, что ответчики не изменили свое поведение.

Соответственно, сделал вывод Верховный Суд, высока вероятность, что в дальнейшем эти лица продолжат действовать недобросовестно, что после определения размера ответственности каждого из них без принятия испрашиваемых обеспечительных мер существенно затруднит взыскание сумм возмещения, а значит, причинит ущерб кредиторам банка.

Верховный Суд наложил арест на имущество шести лиц, ранее привлеченных к субсидиарной ответственности, в пределах 480 млн руб., поскольку агентство смогло подтвердить необходимость применения обеспечительных мер лишь в пределах этой суммы.

При этом ВС не стал накладывать арест на имущество еще одного привлеченного к субсидиарной ответственности лица, поскольку размер причиненного его действиями вреда незначителен по сравнению с масштабом деятельности банка и существенно меньше вреда, причиненного другими ответчиками. Судебная коллегия посчитала, что именно в отношении этого гражданина агентству следовало дополнительно обосновать вероятность возникновения обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 90 АПК.

Также Суд обратил внимание на то, что результат рассмотрения им ходатайства о принятии обеспечительных мер не предопределяет то, каким образом должны быть разрешены вопросы о размере субсидиарной ответственности каждого из соответствующих лиц, а также о солидарном или долевом характере этой ответственности.

Эксперты поддержали отход от формализма

Адвокат МКА «СЕД ЛЕКС» Надежда Белоусова сообщила, что ранее Верховный Суд высказывался аналогичным образом в Определении №305-ЭС17-4004 (2) от 27 декабря 2018 г. (о чем писала «АГ»). Однако, заметила она, эта позиция не получила широкого распространения в практике нижестоящих инстанций.

ВС разъяснил правовую природу обеспечительных мер в рамках процедуры банкротстваСуд пояснил, что обеспечительные меры являются ускоренным и предварительным средством защиты, поэтому для их применения достаточно подтвердить разумные подозрения наличия оснований, предусмотренных ч. 2 ст. 90 АПК

«Сложилась крайне негативная тенденция в части применения обеспечительных мер. Отказывая в удовлетворении ходатайств об их принятии, суды чаще всего руководствуются формальными доводами и не дают четкого обоснования причин такого отказа», – указала адвокат.

В то же время, по словам Надежды Белоусовой, позиция Экономколлегии может двояко отразиться на судебной практике: с одной стороны, интересы кредиторов станут более защищенными и будут обеспечены арестованным имуществом, но с другой, отсутствие четких критериев обоснованности применения обеспечительных мер открывает возможность к их необоснованному применению.

Партнер Юридической фирмы «Инмар» Константин Иванчин сообщил «АГ», что арбитражные суды при рассмотрении заявлений о принятии обеспечительных мер в отношении имущества привлекаемых к субсидиарной ответственности лиц часто отказывают в удовлетворении требований в связи с тем, что заявитель не представил суду достаточных доказательств, позволяющих сделать вывод о возможном отчуждении активов.

Эксперт отметил, что в данном деле Верховный Суд в очередной раз обратил внимание на недопустимость проявления судами формализма при принятии обеспечительных мер. «Доказывание недобросовестности ответчиков – это краеугольный камень в современной правоприменительной практике, – утверждает Константин Иванчин.

– Очевидная затруднительность получения кредиторами прямых доказательств о планируемых действиях ответчиков приводит к беспрепятственному сокрытию недобросовестными ответчиками активов от взысканий по требованиям кредиторов.

В связи с этим позиция Верховного Суда об обязании ответчиков самостоятельно доказать свою добросовестность представляется обоснованной».

По словам Константина Иванчина, применение такого подхода упрощает доказывание недобросовестности ответчиков и позволяет препятствовать отчуждению активов лиц, привлекаемых к субсидиарной ответственности.

Изменение стандарта доказывания или альтернативный подход?

Глава филиала МКА «Берлингтонз» в Санкт-Петербурге Александр Осетинский напомнил, что в соответствии с практикой ЕСПЧ право на исполнение судебного акта в разумный срок при исполнении решения против частного лица связано в том числе с необходимостью разумного содействия суда и органов принудительного исполнения. Обеспечительные меры являются одним из средств, позволяющих сделать исполнение реальным, или по меньшей мере повышающих вероятность исполнения, добавил адвокат.

Читайте также:  Ходатайство о снятии дисциплинарного взыскания - образец

По его словам, судебные акты нижестоящих инстанций по данному делу соответствуют сложившейся практике применения обеспечительных мер в виде ареста имущества, которая применительно к рекомендациям п.

10 Постановления Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г.

№ 55 требует от заявителя представить доказательства того, что ответчик совершает действия, направленные на отчуждение своего имущества, или хотя бы явные приготовления к этому.

«Верховный Суд, не изменяя стандарта доказывания, применил иную логику: в данном случае он счел достаточным основанием для ареста имущества не действия ответчиков по его отчуждению, а общую недобросовестность действий ответчиков, доказанную при рассмотрении заявлений об их привлечении к субсидиарной ответственности», – пояснил Александр Осетинский. Тем самым, отметил адвокат, ВС сделал возможным иной путь доказывания необходимости применения обеспечительных мер, позволив ссылаться не только на действия ответчика по отчуждению или сокрытию имущества, но и на его «недобросовестную натуру».

«Думаю, этот подход может с некоторыми оговорками прижиться в банкротном производстве, но вряд ли будет принят на вооружение судьями гражданских коллегий арбитражных судов при рассмотрении обычных имущественных споров», – полагает Александр Осетинский.

Юрист арбитражной практики Enforce Law Company Елена Прокопчук, напротив, посчитала, что позиция ВС изменяет стандарт доказывания при рассмотрении требования о принятии обеспечительных мер в споре о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности.

Эксперт отметила, что затруднительность исполнения судебного акта в подобных спорах очевидна, поскольку возможность осуществления в отношении должника реабилитационных мероприятий, направленных на восстановление его платежеспособности, утрачена именно из-за действий контролирующих лиц.

«Представляется, что их действия, предшествующие возбуждению дела о банкротстве и признанные основанием для привлечения к субсидиарной ответственности, сами по себе свидетельствуют о необходимости принятия мер по предотвращению риска причинения кредиторам еще большего ущерба», – сказала Елена Прокопчук.

По ее мнению, при подаче заявления о принятии обеспечительных мер в таких случаях не нужно представлять дополнительные доказательства, поскольку уже установлено совершение такими лицами недобросовестных действий по выводу и сокрытию имущества должника.

«Это очевидно свидетельствует о необходимости введения срочных мер для исключения большего ущерба ввиду возможного неисполнения судебного акта, если, конечно, не доказано принятие контролирующими лицами мер к добровольному возмещению вреда», – полагает юрист.

Обеспечительные меры: достаточно ли «разумных подозрений» для их принятия?

В первый рабочих день этого года Верховный Суд РФ вынес определение по делу № 305-ЭС19-16954 (полный текст изготовлен 16.01.2020 г.), которым удовлетворил заявление государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» о принятии обеспечительных мер в отношении лиц, контролировавших ПАО «Тайм Банк».

Верховным Судом РФ наложен арест на имущество 6 физических лиц в пределах 480 000 000 рублей.

Данное Определение является исключительным с той точки зрения, что Верховный Суд РФ рассмотрел спор по вопросу обоснованности применения мер обеспечения иска (заявления о привлечении контролирующих банк лиц к субсидиарной ответственности), рассмотрел само заявление о принятии обеспечительных мер по существу и принял их.

Анализ правовых баз позволяет прийти к выводу, что подобные споры и подобные судебные акты ранее в Верховном Суде РФ не рассматривались.

Да, Верховный Суд РФ в рамках рассмотрения кассационной жалобы периодически (продолжительность периода велика) принимает меры в виде приостановления исполнения обжалуемых судебных актов, также крайне редко принимает меры обеспечения при рассмотрении кассационных жалоб на судебные акты по существу спора (зачастую речь идет об обособленных спорах в делах о банкротстве). Следует отметить Определение ВС РФ от 27.12.2018 N 305-ЭС17-4004(2) по делу N А40-80460/2015, которым судебные акты об отказе в принятии мер обеспечения были отменены, дело передано на новое рассмотрение в суде первой инстанции (показательно, что заявителем также была ГК «АСВ», а лицом, в отношении имущества которого испрашивались обеспечительные меры – бывший руководитель ЗАО «ИпоТек Банк»). Однако обнаружить при анализе правовой базы определение, аналогичное комментируемому, не удалось. В этом его эксклюзивность и заключается!

В рассматриваемом деле суды всех 3 инстанций (а это были также суды московского региона, как и в деле с ЗАО «ИпоТек Банк») отказали в принятии обеспечительных мер в отношении лиц, обозначенных ГК «АСВ» как контролировавших ПАО «Тайм Банк», в рамках спора о привлечении их к субсидиарной ответственности на сумму 589 миллионов рублей.

Основанием к отказу послужило следующее: ГК «АСВ» не доказало, что непринятие мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта и не подтвердило, что ответчики принимают меры по реализации принадлежащего им имущества.

Следует отметить, что данные формулировки являются шаблонными и указываются в подавляющем большинстве определений об отказе в принятии мер обеспечения.

ВС РФ указал, что важен не просто судебный акт на бумаге, а исполненный фактически, иначе судебная защита была бы иллюзорна в нарушение правовых позиций, закрепленных в Конвенции и защите прав человека и основных свобод и выработанных Европейским Судом по правам человека (следует отметить, что данные акты редко цитируются со стороны СКЭС ВС). При этом ВС указал, что нижестоящие суды ошибочно признали необходимым от ГК «АСВ» «подтверждение с высокой степенью достоверности фактов совершения ответчиками действий, направленных на отчуждение принадлежащего им имущества или приготовления к подобного рода действиям». В Определении от 16.01.2020 ВС РФ подтверждает, что со стороны заявителя достаточно породить разумные подозрения  возникновения обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 90 АПК РФ. Суд же, рассматривая вопрос об обоснованности заявления о принятии мер обеспечения, выясняет, какова вероятность затруднительности исполнения судебного акта. Следовательно, ВС РФ подтверждает, что при подаче заявления о принятии обеспечительных мер стандарт доказывания пониженный и представления широкого круга доказательств не требуется. Более того, ВС РФ указывает, что вопрос о принятии мер обеспечения рассматривался в судебном заседании с извещением всех заинтересованных лиц, которые, тем не менее ни одного доказательств в пользу своей добросовестности и, например, начала добровольного исполнения вынесенного судебного акта не представили, то есть по сути ВС РФ возложил и на ответчиков по спору о привлечении к субсидиарной ответственности (с учетом уже вынесенного судебного акта по существу спора о привлечении их к ответственности, но без определения ее размера) бремя доказывания своей последующей добросовестности.

В итоге ВС РФ, не отправляя дело на новое рассмотрение, принял новый судебный акт об удовлетворении заявления, указав, что существует высокая вероятность того, что установленное в судебном акте о привлечении к субсидиарной ответственности (без установления ее размера) недобросовестное поведение ответчиков не изменится в будущем.  Принимая обеспечительные меры, ВС сослался на принцип разумности, на цель сохранения баланса интересов лиц, вовлеченных в банкротный процесс. В отношении одного из ответчиков ВС РФ отказал в принятии мер обеспечения, отметив, что ГК АСВ следует дополнительно обосновать вероятность возникновения обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 90 АПК РФ в отношении него. Следовательно, ВС РФ дифференцированно подошел к вопросу об обоснованности заявления об обеспечительных мерах, учтя, в том числе влияние действий лица, контролирующего должника, на процесс доведения должника до состояния банкротства.

Данное определение ВС, как мы полагаем, должно в корне поменять практику рассмотрения заявлений о принятии мер обеспечения, особенно в банкротном процессе, поскольку в настоящий момент, и это нельзя отрицать, суды в подавляющем большинстве (за исключением редких случаев рассмотрения дел региональными судами) отказывают в принятии мер, распространяя на заявителей повышенный стандарт доказывания в отрыве от обстоятельств рассматриваемых дел.

Однако наблюдаются и обратные ситуации, они единичны, но они имеют место, когда при полном отсутствии каких-либо доказательств со стороны заявителя (по нашим наблюдениям, чаще всего речь идет о ЦБ РФ, действующем в порядке ст. 189.

23 Закона «О несостоятельности (банкротстве)» в интересах санируемых кредитных организаций), даже косвенных, суды накладывают аресты на имущество физических лиц «скопом» (на всех членов совета директоров, на всех членов правления, на всех мажоритарных акционеров.

В общую «гребенку» попадают даже те лица, в отношении которых обеспечительные меры приняты быть не могут (например, находящиеся в состоянии личного банкротства) на стадии подачи заявления о возмещении убытков без проведения судебного заседания, то есть тогда, когда вопрос о роли каждого члена органа управления банком не исследовался.

Зачастую речь идет о многомиллиардных арестах всего имущества без его идентификации. Полагаем, что и такая ситуация, представляющая иную крайность в практике применения ст. 90 АПК РФ, также является недопустимой.

В Определении от 16.01.2020 ВС РФ призывает суды рассматривать вопрос о применении мер обеспечения точечно и дифференцированно, с тщательным исследованием представленных доказательств, с действительным установлением той степени вероятности возникновения обстоятельств, указанных в ч. 2 ст.

90 АПК РФ, от непринятия мер обеспечения к каждому лицу, в отношении которого они запрашиваются.

С учетом того, что споры о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц инициируются заявителями не в самом начале кризисной в деятельности должника ситуации и даже не начальной стадии банкротного процесса в отношении юридического лица, эффект неожиданности от принятия обеспечительных мер отсутствует (любой бизнесмен и управленец просчитывает перспективы личного риска на первом этапе). Следовательно, с точки зрения повышения эффективности исполнения судебного акта по итогам указанного спора 5-10 дней, необходимых на проведение судебного заседания по вопросу о принятии мер обеспечения, большой роли не сыграют.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector