Взносы на материальную помощь: Верховный суд против чиновников

За неуплаченные взносы дачнику могут ограничить въезд на территорию поселка, отключить свет или списать деньги с карты. Вместе с экспертами разбираемся, какие еще санкции могут быть применены к дачным неплательщикам

Взносы на материальную помощь: Верховный суд против чиновников

chingyunsongshutterstock

Сейчас дачники должны оплачивать два вида взносов: членские и целевые. К первым относятся регулярные расходы, связанные с оплатой коммунальных счетов, вывозом мусора, уборкой снега зимой, охраной территории, зарплатами сотрудникам и т. д. Целевые взносы собираются на определенные нужды (например, строительство дороги, проведение газа и т. д.).

И членские, и целевые взносы обязаны выплачивать все собственники земельных участков на территории СНТ, а не только члены товарищества. Но есть дачники, которые не платят взносы. Нередко их долги ложатся на плечи других дачников или из-за неплательщиков дольше ремонтируется инфраструктура в поселке.

Вместе с экспертами разбираемся, какие санкции могут быть применены к неплательщикам.

Уведомлен — значит вооружен

Обычно перед тем как переходить к судебным разбирательствам, председатель или правление СНТ уведомляют неплательщика об имеющейся задолженности. Для этого садоводу направляется досудебная претензия. В ней содержатся размер долга, сроки его погашения, реквизиты для оплаты и санкции, которые будут применены к садоводу в случае неуплаты долга.

Само уведомление передается лично в руки неплательщику или отправляется заказным письмом. После получения документа дачник должен погасить долг в течение 30 дней.

Если дачник не предпринимает никаких действий и не реагирует на претензию, то председатель обращается к мировому судье для получения судебного приказа. В этом случае уведомлять должника не обязательно, взыскатель может сразу обратиться в суд.

Взносы на материальную помощь: Верховный суд против чиновников

И членские, и целевые взносы обязаны выплачивать все собственники земельных участков на территории СНТ, а не только члены товарищества ( Studio MDFshutterstock)

Судебный приказ

С 2019 года взыскать задолженность дачников перед их садоводческими товариществами стало проще. Раньше СНТ для этого нужно было обращаться с иском в суд.

Теперь после выдачи соответствующего приказа заявитель (представитель СНТ) отправляет его в банк, тот в свою очередь списывает сумму долга с карты или банковского счета должника.

Данные изменения касаются всех членов товариществ собственников недвижимости, а не только членов СНТ.

Судебный приказ может быть отменен, если должник напишет возражение, отметил член Ассоциации юристов России (АЮР) Дмитрий Уваров. В нем достаточно указать, что ответчик не согласен с документом, например с заявленной суммой долга. Само возражение нужно направить в суд в установленные сроки.

«У должника есть десять дней с даты получения копии приказа, чтобы выразить свое несогласие, а именно — направить в суд письменное заявление с возражениями по факту вынесения судебного приказа.

Этот срок отсчитывается со дня получения приказа, то есть с момента подписания почтового уведомления или личного получения приказа в суде», — пояснил он.

Судебный приказ — это постановление судьи о взыскании денежных средств или об истребовании движимого имущества от должника, вынесенное по заявлению взыскателя. Судебный приказ выносится без вызова сторон и разбирательства. Судья проверяет документы (о наличии задолженности) и выносит решение. Судебные приказы должны были разгрузить суды и ускорить процесс взыскания долгов.

Судебное разбирательство

Если судебный приказ был отменен, то начинается судебное разбирательство в судах общей юрисдикции. Если сумма долга со стороны дачника не превышает 50 тыс. руб., то взыскатель (СНТ) подает иск в мировой суд. Если задолженность выше, то иск направляется в районный или городской суд в зависимости от места прописки должника.

Далее начинаются судебные разбирательства с посещением заседаний, которые могут длиться месяцами. По итогу судебный пристав-исполнитель возбуждает исполнительное производство, выписывается исполнительный лист — и приставы начинают работу.

«Здесь процедура стандартная, как и с другими должниками (по коммунальным платежам, алиментам и т. д.). Приставы устанавливают имущество должника, включая транспортные средства, и выставляют требования в банке.

Если сумма на банковской карте должника достаточная для погашения долга, то могут списать сразу всю сумму.

Также приставы могут наложить арест на имущество дачника-должника или закрыть выезд из страны», — пояснил член АЮР Дмитрий Уваров.

Взносы на материальную помощь: Верховный суд против чиновников

Одной из действенных мер взыскания с дачников является наложение запрета на совершение сделок с земельными участками ( Jonas Petrovasshutterstock)

Запрет на продажу участка

Одна из действенных мер взыскания с дачников — наложение запрета на совершение сделок с земельными участками, считает первый заместитель председателя Мособлдумы, председатель Союза дачников Подмосковья Никита Чаплин. «Это стимулирует хитрых дачников, которые не следят за своими участками и не платят взносы, заниматься своей землей и выплачивать долги», — пояснил он.

По данным Союза дачников Подмосковья, около 10–15% дачников имеют долги по взносам (5–7% — злостные неплательщики, остальные просто не платят в срок). «Они считают, что взносы можно заплатить и позже, зато приехать на дачу, пожарить шашлык, привезти алкоголь, который в сумме может превысить размер годового взноса, — для них первоочередная необходимость», — добавил он.

Само наложение запрета на совершение сделок с земельным участком — общая мера в рамках исполнительно производства. О ней может просить взыскатель, пояснил Дмитрий Уваров. При этом наличие запрета не мешает собственнику пользоваться земельным участком, он только не может реализовать его — продать, подарить.

Земельный участок с молотка

Есть случаи, когда люди не платят взносы годами. При наличии большой задолженности участок дачника может быть реализован на торгах. Эта процедура происходит в рамках исполнительного производства. Судебный пристав проводит оценку объекта, далее назначаются торги, где реализуется участок. Затем задолженность гасится, а оставшаяся сумма (если есть) возвращается должнику.

«Но здесь есть важный момент — стоимость участка должна быть пропорциональна долгу. К примеру, в некоторых подмосковных СНТ только земля может стоить 10 млн руб.

В таком случае объект вряд ли будет выставлен на торги, поскольку его стоимость превышает задолженность.

Приставы могут найти у неплательщика другой объект, который будет соразмерен долгу, и реализовать его на торгах», — пояснил Дмитрий Уваров.

Еще один важный нюанс — срок исковой давности. Он составляет три года. Дачник может не платить взносы годами, но если судебных претензий ему не предъявлено, может сослаться на то, что пропущен срок исковой давности. В итоге с него взыщут долги только за последние три года. Но заявить об истечении срока исковой давности должен сам дачник.

Если с должника нечего взыскивать, то пристав может завершить судебное производство «в связи с невозможностью исполнения решения». Такие случаи тоже бывают, добавил юрист.

Взносы на материальную помощь: Верховный суд против чиновников

При наличии большой задолженности участок дачника может быть реализован на торгах ( Billion Photosshutterstock)

Отключение электричества

СНТ имеет право ограничить электроэнергию дачникам, которые имеют задолженность. Сейчас каждый владелец земельного участка в СНТ обязан платить по трем тарифам по электрике. Первый — это тариф, который утвержден государством.

Второй — тариф за потери в сетях (технические в проводах и экономические из-за нарушений учета, проще говоря — за воровство).

Третий — часть расходов на электроснабжение объектов имущества общего пользования (уличное освещение, сторожка, водонапорная башня).

«Если владелец дачного участка в течение трех месяцев не платит за электричество, то правление СНТ вправе ограничить ему потребление ресурса (поставив автомат малой мощности) или полностью отключить (ввести режим ограничения электропотребления). Перед этим должника письменно известят об обязанности погасить задолженность за электроэнергию», — отметил Никита Чаплин.

Судебная практика на этот счет неоднозначна, общая рекомендация — ограничить должнику мощность, отмечает Чаплин. Неплательщик приезжает к себе дачу — лампочка у него горит, а чайник уже не включается, и если без воды дачник обойдется, сделав колодец на участке, то без электричества — нет, добавил он. Поэтому это абсолютно законная мера, причем действенная, резюмировал Чаплин.

Энергоснабжающая компания требует также ежемесячной оплаты от СНТ как юридического лица. При наличии задолженности само СНТ могут отключить уже на второй месяц (в отличие от потребителей — физических лиц).

Ограничение на въезд

Еще одна санкция, которая может быть применена к дачнику-должнику, — это ограничение въезда на территорию поселка. Вся инфраструктура в СНТ делается за счет дачников. Но на практике получается, что должники не платят взносы и, следовательно, не участвуют в создании инфраструктуры, но пользуются ею, отметил Никита Чаплин.

«Правление СНТ вправе ограничить въезд автотранспорта должника и его гостей на территорию поселка. Ограничить проход пешком к земельному участку должнику не могут. Но никто не гарантирует, что он может проехать туда на машине. Например, в начале освоения во многие СНТ вообще невозможно было проехать на автомобиле, пока дачники не построили за свой счет дороги», — пояснил он.

Должников могут не пропускать на КПП. Обычно у охраны есть список автомобилей-неплательщиков и указание не впускать их на территорию. Такой способ применяется, но часто приводит к конфликтам.

Если в СНТ установлены ворота или шлагбаум, которые работают от GSM-модуля, то из системы исключаются номера телефонов должников и они также не могут проехать на машине.

Однако неплательщик может попросить соседа открыть ему ворота.

Таким образом, и въезд полностью не ограничивается, зато сосед ему очень доходчиво и эмоционально напомнит о наличии долга, особенно если все происходит ночью, сказал Чаплин.

Долг в рассрочку

У всех дачников разное материальное положение, кто-то может попасть в сложную жизненную ситуацию и не в состоянии платить взносы вовремя. В таких случаях правление СНТ может пойти навстречу. На общем собрании принимается решение о возможности предоставить рассрочку или освободить от взносов дачника по его письменному заявлению.

«Обычно рассрочка предоставляется 50/50 (половину взносов владелец участка платит сразу, половину — в течение полугода) или ежемесячно задолжник выплачивает фиксированную сумму в размере 1/12 от годового взноса», — рассказал первый заместитель председателя Мособлдумы.

Страховые взносы на матпомощь, питание и путевки: свежие решения судов и поправки в НК РФ

Взносы на материальную помощь: Верховный суд против чиновников

Тема обложения страховыми взносами выплат сотрудникам на питание и стоимости санаторных путевок не теряет своей актуальности. Недавно мы публиковали подборку судебных решений, вынесенных судами различных инстанций по вопросам обложения указанных выплат и еще целого ряда компенсаций и премий. Правомерность одного из тех решений – вынесенного кассационным судом Восточно-Сибирского округа – подтвердил Верховный Суд РФ. Напомним, речь шла о получении работниками на основании коллективного договора и локальных нормативных актов:

  • дотаций на питание – 100 рублей за каждую отработанную смену;
  • единовременной матпомощи в связи с уходом на пенсию;
  • льготных путевок на санаторно-курортное лечение самих работников и их детей.
Читайте также:  Для НДС-освобождения выручку считают «по-бухгалтерски»

ВС РФ отказал в пересмотре решений нижестоящих судов, подчеркнув, что выводы коллег соответствуют сложившейся судебной практике.

При этом судьи исходили из того, что спорные выплаты, предусмотренные коллективным договором, не подлежат обложению страховыми взносами, поскольку не являются оплатой труда, не относятся к стимулирующим выплатам, не зависят от квалификации работника, сложности, качества, количества и условий выполнения сотрудником трудовых обязанностей. Такие выплаты не должны облагаться страховыми взносами.

И еще в одном деле точку поставил Верховный Суд (Определение Верховного Суда РФ от 5 апреля 2021 г. № 304-ЭС21-2710).

В соответствии с коллективным договором и локальным актом организация компенсировала работникам расходы на питание при работе сверхурочно и в выходные/ праздничные дни.

Выплата установлена в фиксированном размере за сверхурочную смену, выплачивалась по итогам месяца и зависела только от количества таких смен. ФСС России настаивал на включении указанных выплат в расчетную базу для начисления страховых взносов.

Организация не согласилась, подала в суд, началось разбирательство и метаморфозы судебных решений.

Суд первой инстанции поддержал организацию. Но апелляционный суд, рассмотрев жалобу ФСС России, встал на его сторону, признав спорные выплаты произведенными в рамках трудовых отношений, носящими стимулирующий характер и связанными с выполнением работником своих трудовых обязанностей, а потому подлежащими обложению страховыми взносами.

Но кассационная инстанция отменила такое решение и оставила в силе выводы суда первого уровня. Верховный Суд согласился с кассаторами. Сам по себе факт наличия трудовых отношений между работодателем и его работниками не свидетельствует о том, что все выплаты, которые начисляются работникам, представляют собой оплату их труда.

Организация установила указанную компенсацию в целях повышения уровня социальной поддержки работников – это выплата социального характера, а не вознаграждение за труд.

Кроме того, оплата питания производилась в одинаковом размере для всех сотрудников, занятых сверхурочно и в выходные/праздничные дни, вне зависимости от трудового результата, квалификации и занимаемой должности. Значит, указанные выплаты не могут быть признаны объектом обложения взносами.

Приведенные решения еще раз подчеркивают несогласие судебной системы с мнением Минфина России и ФНС России, настаивающих на включении озвученных выплат в базу для обложения страховыми взносами. Но остановимся подробнее на приобретении для работников путевок в санатории.

«Вредники», а также работающие предпенсионеры и пенсионеры имеют право на санаторно-курортное лечение за счет средств ФСС России.

Государство ввело данную меру в целях поддержания здоровья работников старшего поколения в рамках программы финансирования предупредительных мер по сокращению производственного травматизма и профессиональных заболеваний.

Вместе с тем активность страхователей в использовании данной меры поддержки достаточно низкая.

Одной из причин низкой активности страхователей законодатели видят то, что приобретая путевки за счет средств ФСС России для своих работников, организации обязаны начислять на их стоимость страховые взносы.

Но изыскать дополнительно еще порядка 30% сверх согласованной органами ФСС России суммы в счет уплаты страховых взносов для большинства страхователей проблематично. Прежде всего, таких возможностей не имеют организации бюджетной сферы.

Кроме того, в начислении страховых взносов на стоимость путевок, приобретенных за счет средств ФСС России, законодатели усматривают двойное взносообложение работодателей.

Позиция финансового и налогового ведомств по этому вопросу известна и много лет неизменна. У судов, как видим, – другой подход. Но к сожалению, сложившаяся широкая судебная практика не учитывается контролирующими органами.

Устранить имеющуюся проблему призван помочь новый законопроект с поправками к ст. 422 Налогового кодекса.

Предлагается расширить перечень сумм, не подлежащих обложению страховыми взносами, включив в него расходы работодателя, подлежащие финансовому обеспечению за счет страховых взносов на обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, направленные на санаторно-курортное лечение работников, занятых на работах с вредными/опасными производственными факторами, и работников-предпенсионеров.

Верховный Суд разъяснил, как определять размер компенсации госслужащему при сокращении

Верховный Суд направил на новое рассмотрение трудовой спор о выплате компенсации сокращенной сотруднице ИФНС, указав нижестоящим судам на то, что следует учитывать при определении ее размера в случае увольнения госслужащего.

Татьяна Воробьева с октября 1993 г. по апрель 2017 г. занимала различные должности государственной гражданской службы в налоговой инспекции по г. Мончегорску Мурманской области. Соответствующее подразделение было присоединено к межрайонной инспекции Мурманской области, поэтому сотрудница была уволена в связи с сокращением.

При увольнении Татьяна Воробьева получила компенсацию в размере своего шестимесячного денежного содержания.

При расчете инспекция руководствовалась Правилами исчисления денежного содержания федеральных государственных гражданских служащих, утвержденными Постановлением Правительства от 6 сентября 2007 г. № 562.

В соответствии с этим актом были учтены ее оклад, дополнительные выплаты, материальная помощь и единовременная выплата к отпуску, а также премии.

Она обратилась к работодателю с просьбой пересчитать компенсацию. В своем заявлении она указала, что инспекция не учла выплаченные Воробьевой средства материального стимулирования и полученные перед увольнением премии. По мнению работника, это привело к занижению размера ее месячного содержания и, как следствие, к неверному определению суммы компенсации.

Межрайонная ИФНС пояснила, что в данном случае действительно не были учтены материальное стимулирование и единовременное поощрение, выплаченные за счет дополнительных лимитов бюджетных обязательств на материальное стимулирование госслужащих сверх установленного фонда оплаты труда. Данные выплаты, по мнению работодателя, не учитываются при определении соответствующей компенсации, поскольку не включены в п. 2 Правил исчисления денежного содержания федеральных государственных гражданских служащих. Относительно премий инспекция указала, что они были учтены.

Полагая, что премии, начисленные ей в течение 12 месяцев перед увольнением, учтены не полностью, а также что суммы материального стимулирования тоже подлежали учету, Татьяна Воробьева обратилась в суд.

Оленегорский городской суд Мурманской области отказал работнику в удовлетворении ее исковых требований.

Разрешая спор, первая инстанция исходила из того, что средства материального стимулирования государственных гражданских служащих не входят в состав их денежного содержания, не являются гарантированной выплатой обязательного характера, выплачиваются в пределах лимитов бюджета ФНС. Суд пришел к выводу, что эти денежные средства не подлежат учету при определении денежного содержания Воробьевой для исчисления компенсаций при увольнении.

Апелляция поддержала вывод первой инстанции. Оленегорский городской суд сослался на то, что письмо Минфина от 15 июля 2014 г. № 14-04-05/34482, касающееся дополнительного материального стимулирования на основании Постановления Правительства от 27 марта 2014 г.

№ 238-7, не отменяет действие приказа Минфина от 17 октября 2007 г. № 90н, которым утвержден порядок осуществления материального стимулирования госслужащих ФНС.

Последним актом определено, что материальное стимулирование не входит в состав денежного содержания гражданского служащего.

Не согласившись с решениями, Татьяна Воробьева обратилась за защитой своих прав с кассационной жалобой в Верховный Суд, который, рассмотрев дело, вынес Определение № 34-КГ19-4 от 22 июля 2019 г. ВС указал, что суды первой и апелляционной инстанций неправильно применили правовые нормы, регулирующие спорные правоотношения.

Как указал Суд, фонд оплаты труда госслужащего формируется за счет средств, указанных в ч. 2 и 3 ст. 51 Закона о государственной гражданской службе, куда входят и иные выплаты, предусмотренные другими нормативными актами.

Материальное стимулирование гражданских служащих, по мнению ВС, относится к указанным выплатам.

Исходя из этого, нижестоящим судам необходимо было определить правовую природу произведенных работнику в течение 12 месяцев перед увольнением выплат в виде материального стимулирования и единовременного поощрения.

Верховный Суд обратил внимание на тот факт, что материальное стимулирование Воробьевой было выплачено ей на основании указа Президента от 7 мая 2012 г.

№ 601 «Об основных направлениях совершенствования системы государственного управления» и принятых в соответствии с ним постановлений Правительства, которыми предусматривались объемы бюджетных ассигнований сверх фонда оплаты труда на дополнительное материальное стимулирование гражданских служащих.

ВС подчеркнул: указанные акты должны были быть изучены судами в целях определения правовой природы полученных Воробьевой выплат в виде материального стимулирования и единовременного поощрения.

Первой инстанции и апелляции следовало определить, являются ли указанные выплаты теми, за счет которых формируется фонд оплаты труда гражданских служащих.

Однако суды не просили истицу предоставить акты, послужившие основанием для выделения соответствующих бюджетных ассигнований, на которые она ссылалась в обоснование своей позиции.

Нижестоящие суды исходили из того, что разъяснения, содержащиеся в письме Минфина от 15 июля 2014 г., не подлежат применению в данном деле.

Однако ВС напомнил, что именно на Минфин возложены функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере бюджетной деятельности, поэтому при разрешении исковых требований Воробьевой необходимо было принять во внимание его позицию.

Также высшая инстанция опровергла довод о том, что письмо от 15 июля 2014 г. не подлежало применению, поскольку противоречило приказу Минфина № 90н.

Противоречие, по мнению первых двух инстанций, заключалось в том, что письмо указывает на необходимость учета суммы материального стимулирования за счет бюджетных ассигнований при исчислении денежного содержания гражданских служащих.

Приказ же, напротив, устанавливает, что материальное стимулирование не входит в состав соответствующего денежного содержания, пояснил ВС.

Кроме того, Верховный Суд разъяснил, что приказ Минфина касается материального стимулирования, которое производилось на основании Постановления Правительства от 25 сентября 2007 г. № 611 за счет средств, направленных на обеспечение деятельности ряда госорганов в 2007–2010 гг.

, и не входило в состав денежного содержания гражданского служащего. В свою очередь письмо Минфина касается дополнительного материального стимулирования гражданских служащих на основании Указа Президента от 7 мая 2012 г. № 601.

Данные средства имеют, по мнению ВС, иную правовую природу, так как соответствующие выплаты производятся за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета государственным органам сверх фонда оплаты труда и выплачиваются государственным гражданским служащим в зависимости от достижения показателей результативности служебной деятельности. Поэтому положения Порядка осуществления материального стимулирования госслужащих ФНС в этом случае не подлежат применению.

С учетом этого ВС отменил акты нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение.

По мнению адвоката АП г. Москвы Василия Ваюкина, нижестоящие суды при разрешении спора применили буквальный подход, тогда как ВС разъяснил, что раз денежные средства выплачивались систематически и являлись вознаграждением за труд, то их следовало учесть при расчете компенсаций.

«Суд указал, что денежные средства выплачивались систематически и являлись вознаграждением за труд, поэтому их следовало учесть при расчете компенсаций», – отметил адвокат АП г. Москвы Василий Ваюкин.

Читайте также:  Отрицательный протокол сзв-м - код ошибки 50

Адвокат также привел аналогичные примеры из практики, сославшись на Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС от 3 июня 2019 г. № 34-КГ19-1 и апелляционное определение Красноярского краевого суда от 27 марта 2019 г.

по делу № 33-4449/2019.

Партнер юридической компании Law&CommerceOffer Виктория Соловьёва согласилась, что позиция ВС соответствует сложившейся практике. «Верховный Суд неоднократно указывал на ошибки нижестоящих судов, которые не определяли правовую природу выплат материального стимулирования», – сообщила она, сославшись на определение от 28 августа 2017 г. № 2-КГ17-13).

«На формирование фонда оплаты труда государственных служащих влияют разные факторы, в том числе источник и цель финансирования. Поэтому, безусловно, должны учитываться природа и цель дополнительных выплат», – подвела итог Виктория Соловьёва.

Адвокат и партнер МКА «Яковлев и Партнеры» Вероника Сальникова в комментарии «АГ» отметила, что Верховный Суд не только указал на обстоятельства, в которых не разобрались нижестоящие суды, но и пошел еще дальше, разъяснив, как формируется фонд оплаты труда государственных служащих за счет бюджетных ассигнований, а также какими нормативными документами следовало руководствоваться судам.

Верховный суд: долги за ЖКХ не повод отменять льготы

Верховный суд РФ вступился за права социально незащищенных категорий граждан на получение льгот по оплате коммунальных услуг и взносов за капремонт: суд рассмотрел спор инвалида II группы с чиновниками Смоленской области, которые из-за долга всего в 825 рублей лишили ее дотации.

ВС подчеркнул, что программа помощи определенным категориям граждан является федеральной, поэтому местные законы по ограничению в выплате компенсаций не являются главными.

Высшая инстанция также призвала суды более человечно относиться к жильцам, имеющим долги за ЖКХ, и изучать причины, по которым они не платят по счетам. Сама по себе задолженность не может являться основанием для лишения гражданина социальной поддержки, указывает ВС РФ.

Суть дела

Жительнице Смоленской области предоставлялась мера социальной поддержки в виде компенсации расходов на оплату жилых помещений и коммунальных услуг и частично — на капитальный ремонт.

Женщина исправно оплачивала все счета, но отказывалась вносить плату за четыре месяца на капитальный ремонт по принципиальным соображениям.

Из-за этой задолженности местные власти вовсе лишили инвалида II группы компенсации.

Заявительница сочла эти решения незаконными, но поддержки в Ярцевском городском суде, а позднее и в Смоленском областном суде она не нашла.

Отказывая истице в удовлетворении иска, суд в том числе сослался на региональный закон о мерах социальной поддержки инвалидов, согласно которому задолженность по оплате ЖКХ уже за два месяца является основанием для прекращения выплаты льготы. У истицы же была пропущена оплата за четыре месяца, значит, чиновники лишили ее компенсаций правомерно, посчитал суд.

Он также указал, что раз гражданин не выполняет своих платежных обязательств, то у него отсутствуют соответствующие расходы, значит и компенсировать ему нечего.

Позиция ВС

  • Верховный суд подчеркнул, что право определённых категорий граждан, в том числе инвалидов, на получение мер социальной поддержки в форме компенсации расходов, на оплату жилого помещения и коммунальных услуг установлено не региональными властями, а федеральными законами.
  • Порядок и условия компенсации расходов имеют целевое назначение — уменьшение фактических затрат граждан, в данном случае инвалидов, по оплате жилого помещения.
  • По общему правилу меры социальной поддержки в форме компенсации расходов на оплату ЖКХ предоставляются при отсутствии задолженности по оплате жилого помещения, коммунальных услуг, по уплате взносов на капитальный ремонт, а наличие долгов может являться основанием для приостановления или прекращения предоставления льготы, признает ВС РФ.
  • Однако, как указано в пункте 47 постановления пленума Верховного суда от 27 июня 2017 года No 22, само по себе наличие задолженности по оплате жилого помещения и коммунальных услуг не может служить безусловным основанием для отказа в предоставлении мер социальной поддержки.

«Суду при разрешении споров, связанных с предоставлением мер социальной поддержки по оплате жилого помещения и коммунальных услуг, необходимо выяснять причины образования этой задолженности, период её образования, а также какие меры предприняты гражданином по погашению задолженности. Эти обстоятельства должны быть отражены в судебном решении», — говорится в постановлении.

ВС отмечает, что при наличии уважительных причин отсутствия оплаты ЖКХ в предоставлении мер социальной поддержки не может быть отказано.

К таким причинам могут быть отнесены невыплата заработной платы в срок, тяжёлое материальное положение жильца и дееспособных членов его семьи в связи с утратой ими работы и невозможностью трудоустройства, болезнь, нахождение на стационарном лечении собственника или членов его семьи, наличие в составе семьи инвалидов, несовершеннолетних детей и др., поясняет ВС.

Нормами смоленского законодательства установлен перечень оснований для приостановления и прекращения выплаты компенсаций, к которым относится и наличие долгов по оплате коммунальных услуг в течение двух месяцев, а также отсутствие мер по погашению задолженности в течение месяца после приостановки перечисления средств. Если же собственник перестал платить за ЖКХ по уважительным причинам, то выплата компенсации возобновляется.

Однако приведённый в местном законе перечень уважительных причин исчерпывающим не является, указывает ВС РФ.

Между тем судебные инстанции, решавшие спор по иску инвалида II группы, не учли взаимосвязь регионального и федерального законодательства, которые касаются этого вопроса.

Выводы судебных инстанций сделаны без учёта фактических обстоятельств дела и выяснения причин образования задолженности. Суды даже не стали устанавливать достоверный период образования долга, удивилась высшая инстанция.

Из материалов дела следует, что в течение более полутора лет инвалид оплачивала коммунальные услуги в полном объёме. Женщина столкнулась с трудностями лишь при оплате взносов за капитальный ремонт: региональный оператор составил договор таким образом, что из него вытекала обязанность оплатить эти взносы за уже прошедшие четыре месяца.

Жительница с таким подходом не согласилась и заключать договор не стала, а компании отправила претензию, на которую та так и не ответила. Но при получении первой же квитанции взносы на капремонт заявительница перечислила.

А по оплате предшествующего до рассылки квитанций периода между жительницей и региональным оператором до сих пор имеется судебный спор.

  1. То есть задолженность в 825 рублей у жительницы образовалась по уважительным причинам, к тому же суду следовало учесть состояние здоровья истицы и тот факт, что впоследствии она регулярно и вовремя вносила оплату, отмечает ВС.
  2. Таким образом, у департамента Смоленской области по социальному развитию отсутствовали правовые основания для отказа инвалиду в предоставлении компенсации расходов на оплату жилых помещений, коммунальных услуг, уплату взноса на капитальный ремонт,отмечает ВС РФ.
  3. Высшая инстанция сочла возможным не только отменить все состоявшиеся по делу решения, но и принять новое: об удовлетворении исковых требований, о признании незаконными действий Департамента Смоленской области по социальному развитию и о возложении на чиновников обязанности возобновить выплату инвалиду II группы, включая период, на который ее необоснованно лишили льготы.

Неформальный подход

«Я поддерживаю позицию ВС РФ. Считаю её оптимальной и правильной в ситуации, которая разбиралась. Законодательство не терпит формального подхода к разрешению спорных ситуаций, ведь за этими ситуациями стоят люди, их реальные беды и реальные ситуации», — отмечает член Ассоциации юристов России Александр Самарин.

  • На его взгляд, суды нижестоящих инстанций не стали вникать в саму суть проблемы и не устанавливали причину неоплаты, хотя ВС РФ указывал неоднократно на то, что такой подход недопустим.
  • Он напомнил пункт постановления Пленума Верховного суда РФ от 19 декабря 2003 года N 23 «О судебном решении», в котором ВС указывает, что решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.
  • Как видно из определения Верховного суда РФ, суды нижестоящих инстанций неполно рассмотрели дело, что, в свою очередь, привело к нарушению прав получателя субсидии.

«И такое, к сожалению, не редкость. Вызвано это как загруженностью суда, так и формальным подходом к рассмотрению споров.

Данное определение полезно в первую очередь получателями субсидий на оплату ЖКХ, капитального ремонта.

Теперь при наличии уважительных причин, по которым образовалась задолженность за жилищно-коммунальные услуги или капитальный ремонт, в суде можно ссылаться на данное определение для того, чтобы напомнить суду, что нужно не просто учесть наличие задолженности, но и выяснить почему задолженность за ЖКУ образовалась.

  1. В перспективе это поможет получателям субсидии отстоять своё право на получение компенсации за ЖКУ и не допустить формального рассмотрения своего спора с органом, выплачивающим данную субсидию», — подчеркивает Самарин.
  2. Кроме того, на его взгляд, по мере накопления судебной практики, увеличения оспаривания отказов в выплате субсидии, возможно уже на этапе решения социальными органами наличия оснований для выплаты субсидий, чиновники будут самостоятельно учитывать причину возникновения задолженности, что приведет к уменьшению нагрузки на суды за счет снижения числа споров.
  3. Также, возможно, последуют изменения в региональном законодательстве с целью определения какие случаи являются уважительными в качестве основания образования долгов за ЖКУ и в методике определения уважительности причин неоплаты за ЖКУ, выразил надежду член АЮР. 
  4. Алиса Фокс

О материальной ответственности чиновников за причинение умышленного ущерба бюджету

  • «Пока парламент не высказал свое мнение , политику устанавливает – в объеме, требуемом для толкования правовой нормы либо для восполнения пробелов в системе – суд, действующий в рамках принятых обществом ценностей».
  •  Аарон Барак, Председатель Верховного суда Израиля
  • В Постановлении «по делу бухгалтера Ахмадеевой»[1] Конституционный Суд РФ открыл «ящик Пандоры», легитимировав взыскание убытков бюджета от неуплаченных налогов организацией с физического лица, умышленно виновного в такой неуплате. 
  • «Ящик Пандоры»
  • Свой вывод, не основанный на нормах Налогового кодекса РФ, Суд мотивировал утверждением, что отношения между публично-правовым образованием и физическим лицом, чьи действия (бездействие) повлекли причинение ущерба этому образованию, являются не налоговыми, а гражданско-правовыми.

Суд подтвердил конституционный принцип равенства всех форм собственности и универсальное право потерпевших (включая государство) возместить свои имущественные (в том числе — налоговые) потери в полном объеме с виновного лица. Если уголовный суд установит, что такое лицо – физическое, то потерпевший (государство) вправе взыскать с этого лица свой ущерб в рамках гражданского иска в уголовном  деле.

Читайте также:  Коды для заполнения формы СЗВ-СТАЖ с расшифровкой

Особенность такой индивидуальной материальной ответственности не только в том, что для нее нет надежной правовой основы, но и в том, что по таким делам не имеет правового значения факт личного обогащения преступника.

То есть Суд допускает, что погашение ущерба бюджету будет осуществляться за счет личных средств правонарушителя, а не за счет средств, похищенных у бюджета (по крайней мере, в своих решениях Суд о возможности какого-либо регресса не упоминал). 

Конституционный принцип равенства всех перед законом и судом[2],  а также принцип универсальности возмещения убытков требуют, чтобы такой правовой подход применялся к любым участникам налоговых правоотношений и любым лицам,  виновным в причинении умышленного ущерба бюджету.

Например, если руководитель налогового органа незаконно взыскал налог с налогоплательщика (либо незаконно отказал в возврате налоговой переплаты), а затем вернул ему по решению суда эту сумму с процентами по ст. 79 (78) НК РФ, то эти проценты – суть ущерб бюджету и могут быть взысканы с чиновника по той же процедуре, что и в «деле бухгалтера Ахмадеевой».

Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно указывал, что обязанность возместить причиненный вред — мера гражданско-правовой ответственности, которая применяется к причинителю вреда при наличии состава правонарушения, включающего, как правило, наступление вреда, противоправность поведения причинителя вреда, причинную связь между этим поведением и наступлением вреда, а также его вину[3].

В решениях Конституционного Суда РФ последнего времени можно наблюдать примеры противоправных деяний сотрудников налоговых органов, повлекших убытки бюджета.

  1. Убытки в виде судебных издержек

5 марта 2019 г. Конституционный Суд РФ в Постановлении от №14-П проверял ст. 15, 1064 ГК РФ и нормы ФЗ о банкротстве.

Суд рассматривал ситуацию, когда бюджет РФ был обязан оплатить судебные издержки по ведению дела о банкротстве организации.

Такая обязанность была связана с отсутствием у должника какого-либо имущества, за счет которого можно возместить соответствующую сумму и с действиями налогового органа, инициировавшего процедуру банкротства. 

Анализируя действующее правовое регулирование, Суд вывел, что оно не исключает отказа уполномоченного органа от обращения в арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом, если такое обращение не ведет к должному экономическому эффекту и лишь вызовет напрасные расходы.

Из такой правовой позиции возникает вопрос: как быть, если должностное лицо налогового органа выберет такой способ реализации полномочий, который  нарушит этот конституционный ориентир? Суд не ответил на этот вопрос, но если следовать логике «дела Ахмадеевой»,  должностное лицо налогового органа, принявший неконституционное и неэффективное решение, повлекшее ущерб бюджету, должен компенсировать этот ущерб за счет личных средств.

  1. Убытки в виде вовремя невзысканных налогов

2 июля 2020 г. Конституционный Суд РФ вынес Постановление №32 о пределах применения гражданско-правовых норм при взыскании налоговой задолженности.

Суд продолжил раскрытие содержания принципа поддержания доверия к закону и действиям государства.

Он заключается, как отмечает Суд, в строгом исполнении госорганом законодательных предписаний, а также внимательной и ответственной оценке фактических обстоятельств; поэтому при разрешении споров по искам публично-правовых образований (ППО) имеет значение оценка действий их органов, в частности ненадлежащее исполнение ими своих обязанностей, совершение ошибок, неразумность и неосмотрительность в реализации полномочий.

Конституционный суд делает вывод, что вред ППО может быть причинен упущениями самих госорганов, например, при обращении в суд с отступлением от правил судопроизводства и при неиспользовании права ходатайствовать о восстановлении пропущенного срока.

Если по причине таких упущений налоговый орган был вынужден на основании ст. 59 НК РФ списать недоимку как безнадежную ко взысканию, то очевидно, что причинение вреда обусловлено поведением самого органа, а не какими-то неправомерными действиями физического лица, создавшими невозможность взыскания недоимки.

в случае нарушения налоговым органом пресекательного срока взыскания налога с налогоплательщика, при утрате возможности взыскания налога по причинам, не зависящим от налогоплательщика, третьим лицом, сделавшим исполнение обязательства налогового должника перед налоговым кредитором невозможным, является налоговая инспекция, должностные лица которой должны нести перед государством деликтную ответственность за причинение вреда (ст. 1068 ГК РФ), поскольку они имели возможность своевременно обратиться в суд с соответствующим заявлением, но без уважительных причин срок взыскания недоимки пропустили. Причем это обстоятельство, установленное судебным решением об отказе в восстановлении срока, в повторном доказывании в силу ст. 61 ГПК не нуждается. Соответственно, прокуратура должна была подавать иск о возмещении вреда не к гражданину, а к должностным лицам налогового органа. Эксперты сожалеют, что Конституционный Суд РФ такой вывод не сделал, хотя он явно напрашивался из сказанного им же самим…[4].

  1. Убытки в виде ошибочного предоставления налогового вычета

22 июля 2020 г. Конституционный Суд РФ вынес Постановление №38-П, в котором рассматривал очередную ситуацию, когда ущерб бюджету был причинен по вине должностных лиц налогового органа.

Имея всю необходимую информацию для оценки законности заявления физического лица на налоговый вычет, инспекторы ошиблись в предоставлении заявителю налогового вычета.

Несмотря на то, что заявитель не препятствовал налоговому контролю, не скрывал и не искажал налоговозначимую информацию, а впоследствии вернул в бюджет необоснованно полученные денежные средства, он был привлечен к уголовной ответственности по ст. 159 УК РФ.

Суд, защищая права налогоплательщика, повторил свою правовую позицию, что уголовная ответственность за правонарушения, посягающие на собственность и сопряженные с предоставлением налогового вычета при реализации права на жилище, может считаться законно установленной и отвечающей требованиям статей 19, 54 и 55 Конституции Российской Федерации лишь при условии, что она адекватна общественной опасности преступления.

Обращение приобретателя жилого помещения в налоговый орган и представление им документов, чтобы подтвердить наличие у него права на вычет, служат предпосылкой для выполнения налоговым органом своей обязанности по контролю за соблюдением законодательства о налогах и сборах, для оценки представленных документов в ходе камеральной налоговой проверки. Реализация такого права не содержит признаки мошенничества (обмана и злоупотребления доверием) при условии, что представленные документы достоверны, а заявитель не создавал условий для ошибки проверяющих.

Не только налогоплательщики, но и налоговые органы могут ошибочно оценить наличие у налогоплательщика права на соответствующий налоговый вычет. Суд отметил, что некомпетентность должностных лиц налоговых органов не должна нарушать права добросовестно заблуждающихся налогоплательщиков.

  1. Суд умолчал о правовых последствиях такой некомпетентности чиновников, которая привела к материальному ущербу бюджета (вероятно потому, что такой вопрос заявителем не ставился), но сообщил об известных ему случаях преступного сговора между налогоплательщиками и налоговыми инспекторами, которые в итоге привели к бюджетным потерям.[5]
  2. Захватывающие перспективы
  3. Если воспринять подходы Конституционного Суда РФ по вопросу «налоговых деликтов» и распространить их на должностных лиц налоговых органов, то возникает соблазн погашать потери бюджета именно за счет этих физических лиц, на самом деле виновных в таких потерях.

Для этого не хватает сущей малости: приговоров  суда об установлении вины в совершении уголовно-наказуемых деяний. Нужно лишь получить судебный акт в рамках уголовного дела, подтверждающий вину чиновника.

  • Подходящих статей в УК РФ несколько:
  • — «Превышение должностных полномочий» (ст. 286 УК РФ) — совершение должностным лицом деяний, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества и государства;
  •  — «Халатность» (ст. 293 УК РФ) – неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе либо обязанностей по должности, если это повлекло причинение крупного ущерба или существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства;
  •  — «Самоуправство» (ст. 330 УК РФ) – самовольное, вопреки установленному законом  или иным нормативным правовым актам порядку совершение каких-либо действий,  правомерность которых оспаривается  организацией или гражданином, если такими действиями причинен существенный вред;

— соучастие в «Мошенничестве» (ст. 159 УК РФ) — хищении чужого имущества или приобретении права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

  1. Тот факт, что таких дел в настоящее время возбуждается мало, а гражданские иски по ним не возбуждаются, говорит не о том, что для этого нет фактических оснований, а только о том, что для этого нет воли правящей политической элиты.
  2. Если такая воля, наконец, появится, то возможно, возникнет реальный механизм борьбы со злоупотреблениями чиновников, влекущих необоснованные бюджетные потери, нарушающие права широкого круга бюджетополучателей.
  3. К примеру, незаконное предоставление чиновниками индивидуальных налоговых льгот крупной нефтегазовой компании, прощение госдолга одним странам[6] или создание госдолга, нереального для взыскания, для других стран могут повлечь судебную компенсацию убытков бюджета (выпадающих бюджетных доходов) за счет личного имущества этих чиновников.
  4. Для нынешней российской власти такие перспективы кажутся нереальными, в том числе и потому, что прямых и недвусмысленных норм закона, это предусматривающих, в российском законодательстве пока нет.
  5. Но, возможно, Конституционный Суд РФ создает правовую основу деликтной бюджетной ответственности для будущей российской власти, которая к таким деликтам отношения иметь не будет?
  6. [1] Постановление Конституционного Суда РФ №39-П от 8 декабря 2017 г.

[2] См. ч.1 ст. 19 Конституции Российской Федерации.

[3] Постановления Конституционного Суда РФ от 15 июля 2009 года N 13-П, от 7 апреля 2015 года N 7-П и от 8 декабря 2017 года N 39-П; определения Конституционного Суда РФ от 4 октября 2012 года N 1833-О, от 15 января 2016 года N 4-О и др.).

[4] https://zakon.ru/blog/2020/7/3/i_vnov_o_deliktnoj_otvetstvennosti_po_nalogovym_dolgam

[5] Самым известным случаем было т.н. «дело Сергея Магнитского», которое как раз не повлекло никаких негативных последствий для похитителей бюджетных средств.

[6] По оценке экономиста Натальи Зубаревич размер прощенного африканским странам госдолга превышает размер расходной части годового федерального бюджета на медицину.

Принимая во внимания последующую пандемию коронавируса, унесшую жизни россиян и потребовавшую значительных бюджетных затрат на борьбу с пандемией,  такое списание имеет негативную оценку не только с точки зрения экономики, но и с точки зрения морали.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector