Доначисленный налоговиками НДС можно взыскать с контрагента

Доначисленный налоговиками НДС можно взыскать с контрагента Часто покупатели лишаются вычета НДС из-за своего поставщика. Может ли компания в этом случае компенсировать свои финансовые потери за счет контрагента? И если может, то должны ли эти суммы облагаться налогами?

Защитные конструкции в договоре с контрагентом

Учитывая активную практику снятия налоговиками вычета НДС, понятно желание компаний обезопасить себя от финансовых потерь, возложив на своих поставщиков обязанность по возмещению сумм, соразмерных не принятому к вычету НДС. 

Дает ли действующее законодательство такую возможность? Да, дает. 

Однако первое, что нужно понимать: если в договоре ничего об этом не сказано, то покупателю нечего и рассчитывать на компенсацию (см., например, Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.07.

2019 № 20АП-2589/2019 по делу № А54-10209/2018). Поэтому, чтобы иметь возможность взыскать свои потери с контрагента, необходимо включить в договор соответствующие условия, так называемые защитные конструкции.

 

В Гражданском кодексе РФ есть две подходящие для этой цели статьи – 406.1 и 431.2. Статья 406.

1 ГК РФ дает право участникам отношений составить такое соглашение, в котором содержится обязанность одной стороны возместить имущественные потери другой стороны, возникшие в случае наступления определенных в таком соглашении обстоятельств. При этом наступление данных обстоятельств не должно быть связано с нарушением обязательства контрагентом.

Доначисленный налоговиками НДС можно взыскать с контрагента

Мы сейчас не будем подробно останавливаться на отличиях данных положений, отметим лишь два принципиальных момента. Первый состоит в том, что в статье 406.1 ГК РФ речь идет об имущественных потерях, а в статье 431.2 ГК РФ – об убытках.

Основное различие между этими понятиями в том, что убытки возникают, если есть причинно-следственная связь между действиями контрагента и наступившими последствиями (убытками). Применительно к рассматриваемой ситуации убытки должны быть причинены из-за того, что поставщик предоставил недостоверные заверения.

А возникновение потерь не зависит от противоправных действий контрагента, здесь значение имеет возникновение определенного обстоятельства.

Второй важный момент заключается в том, что обстоятельства, в отношении которых предоставляются заверения, касаются прошлого или относятся к настоящему, то есть к моменту предоставления заверения (п. 1 ст.

431.2 ГК РФ). Обстоятельства же, которые вызывают потери, касаются будущего (п. 1 ст. 406.1 ГК РФ). Выводы по этим двум моментам подтверждены п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7.

На практике стороны могут использовать одну из этих норм либо обе эти статьи одновременно. Бывает и такое, что компании объединяют эти две конструкции в одну. Например, прописывается, что:

  • поставщик дает соответствующие заверения (в частности, о том, что он надлежащим образом выполняет свои обязанности по уплате налогов и сборов и т.д.);
  • в случае недостоверности таких заверений, что повлекло за собой вынесение в отношении покупателя решения о доначислении НДС (в результате снятия вычета), поставщик возмещает суммы, указанные в этом решении в части эпизода по сделке с ним.

Анализируя судебную практику, можно сказать, что нареканий к таким договорам у судов пока нет (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.01.2019 № 15АП-20639/2018 по делу № А53-14535/2018). К тому же в статьях 406.1 и 431.2 ГК РФ нет каких-то несовместимых положений, которые могли бы вызвать серьезные проблемы при наложении двух конструкций.

Поэтому если стороны решат использовать оба этих механизма в совокупности, препятствий этому мы не усматриваем.

Лишились вычета НДС? Докажите!

Прежде чем прописывать в договоре соответствующие условия, необходимо определить, в каких именно ситуациях контрагент будет возмещать покупателю потери. Дело в том, что на практике лишение вычета НДС может обуславливаться разными обстоятельствами. Это следует иметь в виду и учитывать при включении «налоговых оговорок» в договор. Выделим три основные ситуации.

Первый — организация заявила в декларации вычет, но по итогам камеральной или выездной проверки налоговики этот вычет сняли. В итоге компании пришлось доплатить НДС на основании акта и решения ИФНС.

Второй – организация заявила вычет в декларации, но в рамках камеральной проверки или иных контрольных мероприятий от налоговиков поступили сведения, что контрагент сомнителен.

В результате инспекция рекомендует или требует внести корректировки в декларацию. В этой ситуации акта и решения, как в первом случае, нет.

Но по итогу компания, во избежание рисков, решает убрать «сомнительный» НДС из вычетов, представив уточненную декларацию по НДС.

Доначисленный налоговиками НДС можно взыскать с контрагента

Сторонам нужно договориться, в каких именно ситуациях поставщик согласен возмещать потери из-за потерянного покупателем вычета. И как можно подробнее прописать соответствующие условия в договоре. Это позволит свести к минимуму разногласия в будущем и необходимость взыскивать суммы возмещения потерь с контрагента в суде.

Судебная практика изобилует спорами, в которых одна сторона пытается взыскать с другой стороны убытки или потери, соразмерные сумме не принятого к вычету НДС. Это говорит о том, что даже в тех случаях, когда в договор включены «налоговые оговорки», у сторон могут возникать разногласия.

Есть примеры, когда стороны внесли в договор «налоговые оговорки», но по итогу покупатель, пожелавший получить со своего контрагента убытки от потерянного вычета НДС, не смог этого сделать (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 16.09.2019 № Ф04-3978/2019).

Основным препятствием послужило наличие в договоре условия о том, что «в обоснование требования о возмещении потерь (убытков) покупатель предоставляет поставщику соответствующее решение налогового органа по результатам камеральной или выездной проверки». По факту такого решения не было.

Покупатель сам – во избежание вероятных рисков снятия вычета (по причине проявления пристального внимания налоговиков к данной сделке) – отказался от вычета.

Налоговая инспекция официально вычет не снимала, она только предложила представить уточненную декларацию, поскольку по результатам контрольных процедур выявила «сложные расхождения».

При этом иногда суды акцентируют внимание не на том, что решение по доначислению отсутствует, а на других обстоятельствах. Например, в постановлении Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 27.07.

2020 № Ф04-1637/2020 по делу № А27-14459/2019 суд отметил, что покупатель не доказал неисполнение контрагентом предусмотренных договором заверений, а также не доказал налоговую недобросовестность контрагента.

Доначислений налога из-за «однодневки» можно избежать

В августе 2017 года Налоговый кодекс пополнился ст. 54.1 «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов».

После ее появления ФНС сразу заявила, что судебная практика, построенная на концепции необоснованной налоговой выгоды (Постановление ВАС РФ № 53), уходит в прошлое. Теперь все лазейки для налоговой оптимизации будут перекрыты.

Судебная практика, однако, показывает, что все не настолько страшно, как казалось.

Доначисленный налоговиками НДС можно взыскать с контрагента

В одном из прошлогодних писем налоговое ведомство сообщило, как будет трактовать норму ст. 54.1 при судебных разбирательствах: неважно, отследили ли вы налоговую исполнительность контрагента.

Если инспекция нашла аргументы в пользу того, что поставщик не мог исполнить сделку по причине отсутствия у него нужных ресурсов, значит, сделку исполнил не он.

И расходы не будут признаны ни в одной инстанции.

Судебная практика, однако, показала, что договорные отношения с фирмой-однодневкой не «автоматом» признаются поводом для карательных мер. Суды активно применяют п. 3 ст. 54.

1: «подписание первичных учетных документов неустановленным или неуполномоченным лицом, или нарушение контрагентом налогоплательщика законодательства о налогах и сборах не могут рассматриваться в качестве самостоятельного основания для отказа в уменьшении налоговой базы».

И если документы по сделке оформлены правильно, а связь между налогоплательщиком и его контрагентом (аффилированность, участие в выводе неуплаченных налогов в пользу налогоплательщика) налоговики доказать не смогли, то отказ ИФНС в принятии расходов суд отменяет.

Иначе говоря, в ст. 54.1 действительно заложены четкие условия. Сформулировать их можно так: если ты намеренно и целенаправленно встраивал «однодневку» в цепочку сделок, уклоняясь от налогов, то тебя покарают.

А если речь идет об обычной хозяйственной операции и твоя незаконная выгода от сделки с «однодневкой» не доказана (то есть выгоду получил кто-то другой), то налоговики не имеют права не признавать твои расходы.

В своих письмах ФНС прямо рекомендует своим сотрудникам работать над доказыванием подконтрольности или взаимозависимости «однодневок» с налогоплательщиком. И несколько дел, рассмотренных в статье, показывают, что бывает, когда доказать не получилось.

Доначисление НДС налогоплательщику отменено. Ставрополь, ноябрь 2017

Суть спора

ОАО «Спецуправление дорожных работ» («СУДР») оспаривало решение межрайонной ИФНС России № 12 по Ставропольскому краю об отказе в применении налоговых вычетов по НДС (решение Арбитражного суда Ставропольского края от 13.11.2017 по делу № А63-5715/2017).

Позиция инспекторов

«СУДР» не имело права на вычет, поскольку его контрагенты носили признаки фирм-однодневок, не располагали ни персоналом, ни транспортом, ни имуществом, ни земельными участками. ИФНС отказывалась признавать реальность хозяйственных операций с ними.

Мнение судей

Суд констатировал, что фактическое исполнение договоров субподряда подтверждалось соответствующими справками и актами. Все эти операции отражены в учете ОАО «СУДР» и использованы для предпринимательской деятельности (исполнение обязательств по госконтракту).

Сами спорные контрагенты неоднократно были участниками конкурсов (тендеров) и их победителями. Более того, суд особо отметил тот факт, что все они были рекомендованы «СУДР» непосредственным заказчиком — Комитетом городского хозяйства администрации Ставрополя.

«Действующее законодательство не связывает право налогоплательщика на применение налогового вычета с наличием персонала и основных средств у поставщика, — отметил суд. — Наличие собственного штата и основных средств не является квалифицирующим признаком возможности ведения соответствующей предпринимательской деятельности».

Итоги рассмотрения дела

Доказать согласованность действий «СУДР» со спорными контрагентами налоговики не смогли, доначисление НДС отменено.

Доначисление НДС налогоплательщику отменено. Пермь, октябрь 2017

Суть спора

ООО «Транспортная компания «Сильные машины» опротестовывало решение Арбитражного суда Пермского края, который согласился с доводами ИФНС по Ленинскому району города Перми (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26.10 2017 по делу №А50-16157/2017).

Позиция инспекторов

«Сильным машинам» доначислен НДС, поскольку контрагент компании не осуществлял реальных финансово-хозяйственных операций по поставке товара. У контрагента не было необходимых ресурсов, руководитель номинальный, доля налоговых вычетов в общей сумме исчисленного налога — 99,24 %. Основные поставщики контрагента также обладают признаками однодневок. 

Мнение судей

Суд апелляционной инстанции пришел к иным выводам, сославшись на ст. 54.1 НК. Реальность хозяйственных операций подтверждена документами и оприходованием спорной продукции, которая впоследствии реализована другой компании. Согласованность действий «Сильных машин» и спорного контрагента не доказана, доказательств аффилированности нет.

Итоги рассмотрения дела

Суд решил, что претензии налоговой службы к контрагенту сами по себе не являются основанием для отказа в вычете НДС. ИФНС не стала обжаловать решение.

Читайте также:  Иностранец – дистанционщик. Как оформить отношения

Кстати, очень похожее решение вынесено этим же судом по жалобе компании «П.Р.З.К.-Автобанстрой», и снова со ссылкой на п. 3 ст. 54.1 НК РФ (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.11.2017 по делу № А50-8154/2017).

Доначисление НДС правомерно. Верховный Суд РФ, декабрь 2017

Суть спора

ООО «Зодиак-Сервис» опротестовывало решения судов трех инстанций, согласившихся с решением ИФНС по Ленинскому району города Пензы о доначислении НДС и назначении штрафа.

Мнение надзорной инстанции

Верховный Суд счел, что суды исходили не из формальных претензий к контрагентам, а из «установленных фактов, опровергающих реальность совершения налогоплательщиком сделок» (Определение ВС РФ от 22.12.

2017 по делу № А49-9268/2016). И действительно, контрагенты не смогли предоставить достоверные документы, подтверждающие сделку.

Их аффилированность с заявителем не подтверждена, однако и реальность сделки абсолютно не доказана.

Итоги рассмотрения дела

Доначисление НДС оставлено в силе.

Доначисление НДС правомерно. Верховный Суд РФ, март 2018

Суть спора

ООО «ТехноГрупп» жаловалось на решение Арбитражного суда Ульяновской области, постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда и постановление Арбитражного суда Поволжского округа. Причина доначисления НДС все та же — сомнительные контрагенты.

Мнение высших судей

Ссылка заявителя на п. 3 ст. 54.1 НК отклоняется, поскольку «суды исходили не из формальных претензий к контрагентам, а из установленной совокупности фактов, опровергающих реальность совершения спорных сделок».

Речь не только о том, что контрагенты — несомненно однодневки, но и о том, что суду не были представлены документы, подтверждающие хозяйственные операции между ними и заявителем (Определение ВС РФ от 16.03.

2018 по делу № А72-1748/2017).

Итоги рассмотрения дела

Доначисление НДС оставлено в силе, однако нужно особо отметить, что суды всех инстанций не согласились с решением ИФНС по Заволжскому району города Ульяновска в части санкций к компании. Судьи не стали взыскивать с «ТехноГрупп» штраф по ч. 3 ст. 122 НК РФ, то есть не обычные 20 % от неуплаченной суммы налога, а 40 % по причине якобы умышленного уклонения от его уплаты.

Выводы

Нужно ли теперь, когда ст. 54.1 НК РФ применяется все более активно, вообще проверять контрагентов на предмет «однодневности»? Конечно же, да. «Однодневность» контрагента всегда является источником повышенного риска. И даже если ст. 54.1 позволяет защититься тем, кто не планировал для себя выгоды от таких отношений, то владеть информацией о реальном положении дел нужно всегда.

Авторский материал Сергея Максимова для сайта Контур.Фокуса

Взыскание с недобросовестного контрагента доначисленных налогов: яркие споры за 2021 год

Компании все чаще пытаются взыскать доначисленные им налоги со своих партнеров по сделкам. Может ли этому помешать неосторожность при их выборе? Или привлечение контрагентом к исполнению договора фирм-«однодневок»? Можно ли взыскать такой убыток с руководителя партнера? Расскажем об этом в обзоре.

При проверке инспекция установила недобросовестность контрагента и доначислила организации налоги, пени, штрафы. Суды признали решение налогового органа законным, а также подтвердили, что сама компания не проявила должную осмотрительность при выборе партнера.

Организация посчитала, что понесла убытки из-за неправомерных действий контрагента, и попыталась их взыскать. Суды трех инстанций отказали. По их мнению:

  • в рамках налогового спора уже подтверждено, что компания не выполнила требования законодательства, поэтому нет оснований взыскивать убытки с контрагента;
  • организация не проявила должную осмотрительность при выборе партнера, а значит, взяла на себя риск негативных последствий.

Также суды указали: организация пропустила срок обращения в суд. Его нужно считать с периода исполнения договора.

ВС РФ с таким подходом не согласился и передал дело на новое рассмотрение. Он отметил:

  • сторона договора вправе требовать возмещения убытков при любых негативных последствиях для имущества, в т.ч. при увеличении налогового бремени;
  • тот факт, что организация могла обнаружить нарушения контрагента и предотвратить неблагоприятные последствия, не освобождает ее партнера от ответственности;
  • если соучастие организации и контрагента не установили, то нельзя полностью отказать в возмещении убытков только в связи с тем, что компания проявила неосторожность при выборе партнера;
  • срок исковой давности нужно исчислять с даты вступления в силу решения по налоговой проверке. Именно с этого момента возникает обязанность дополнительно уплатить налоги, пени и штраф, а значит, и право требовать возмещения убытков с контрагента.

Компании доначислили НДС из-за привлечения партнером «однодневок» — суд может отказать в убытках

Инспекция отказала организации в вычете по НДС, доначислила налог, начислила штраф и пени.

Компания посчитала, что убытки возникли из-за неправомерных действий контрагента, который привлек к выполнению работ фирмы-«однодневки» без трудовых и производственных ресурсов. Помимо этого, данные организации сдавали недостоверную отчетность.

АС Республики Саха (Якутия) сделал вывод: между налоговым убытком и действиями контрагента в рамках договора нет связи. Это разные правоотношения. Кроме того, организация сама виновата в доначислениях, поскольку не проявила должную осмотрительность при выборе партнера.

Суд увидел согласованность действий организации и контрагента — в возмещении убытка могут отказать

Организация заключила договор поставки, по которому заявила НДС к вычету. При проверке инспекция установила, что контрагент не перечислил налог в бюджет, и в вычете отказала.

Компания пыталась оспорить решение налогового органа в суде, но ей тоже отказали. Она заплатила доначисленные налоги, пени, штрафы и снова обратилась в суд, однако уже за взысканием убытков с партнера.

АС Уральского округа пришел к выводу, что между поведением контрагента и убытками компании нет связи.

Ранее по налоговому спору суд уже установил: отношения партнеров формальные, реальной деятельности нет, их цель — получить незаконные вычеты по НДС.

Поэтому право на вычет организация не утратила, его не было изначально из-за действий компании, а значит, у нее нет и убытков. ВС РФ не стал передавать дело на пересмотр.

АС Западно-Сибирского округа также увидел согласованность в действиях компаний и отказал в возмещении убытков.

Суд отметил: руководитель организации знал, что контрагент не исполняет договор, действия сторон согласованы и направлены на получение необоснованной налоговый выгоды.

Компания не смогла доказать, что она сделала все, что от нее зависит по проверке правоспособности и порядочности партнера.

Компания попыталась взыскать убытки с руководителя контрагента — суд может отказать

В этом споре организация тоже не смогла доказать реальность операций, а также тот факт, что она проявила должную осмотрительность при выборе контрагента. Однако в попытках взыскать убытки пошла еще дальше.

Она обратилась в суд за взысканием доначисленных налогов с фиктивного учредителя и директора фирмы-«однодневки».

Организация посчитала: виновность в налоговом споре суды оценивают по другим правилам, поэтому признание налоговой выгоды необоснованной не лишает ее права взыскать убытки по договору.

АС Дальневосточного округа установил, директор — учредитель контрагента зарегистрировал компанию за вознаграждение, он проживал и работал в другом городе, поэтому физически руководить организацией, заключать договоры и подписывать документы не мог. Организация виновата в доначислениях, она злоупотребила правом, а значит, не может рассчитывать на защиту как добросовестный налогоплательщик.

Вс позволил компенсировать ндс за счет недобросовестного контрагента — новости право.ру

АО «Таймырская топливная компания», дочка «Норильского никеля», заключила с ООО «Таймырстрой» договор подряда на ремонт Дудинской нефтебазы. Работы были выполнены и приняты, заказчик оплатил счет на 29,2 млн руб.

, в которых 4,46 млн руб. составил НДС. Эти деньги топливная компания вычла из своего НДС.

Но 5 декабря 2016 года после выездной проверки красноярская инспекция ФНС начислила ей недоимку плюс пени и штраф — в общей сложности 5,56 млн руб. 

Налоговики установили, что «Таймырстрой», имеющий признаки компании-«пустышки», привлек к исполнению договора субподрядчика ООО «Мегаполис». А сам, обналичив деньги, не заплатил НДС. Истцу не удалось оспорить требования ФНС (дело № А33-12005/2017). В марте 2017 года он их выполнил. Затем обратился в суд, требуя от «Таймырстроя» возместить доначисленный налог, пени и штраф как убытки.

АС Красноярского края отказался удовлетворить иск (дело № А33-3832/2019). Решение поддержали судьи Третьего арбитражного апелляционного суда и Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа. 

Суды исходили из того, что ни «Таймырстрой», ни привлеченный им субподрядчик изначально не имели достаточных ресурсов для исполнения договора (имущества, транспорта, персонала). Кроме того, они незаконно получили свидетельства о соответствии СРО. На объекте работали люди, не имеющие отношения к обеим компаниям, а прибыль перечислялась юрлицам с признаками технических и обналичивалась. 

На объекте работали люди, не имеющие отношения к обеим компаниям, а прибыль перечислялась юрлицам с признаками технических и обналичивалась.

Все это, по мнению судей, показывает, что заказчик не проявил должной осмотрительности при выборе контрагента (п. 10 Постановления Пленума ВАС от 12 октября 2006 года № 53).

Кроме того, суды решили, что топливная компания пропустила срок исковой давности: она могла проконтролировать работы и узнать, что подрядчик ведет себя недобросовестно, до подписания актов приемки работ, то есть самое позднее — в октябре 2014 года. А в суд истец обратился только 12 февраля 2019-го. 

Во главе угла принцип добросовестности

Верховный суд с этим не согласился. По мнению «тройки» экономколлегии — Елены Борисовой, Елены Золотовой и Галины Поповой — нижестоящие инстанции многое не учли. В первую очередь, принцип добросовестности участников договора. Сторона обязана возместить убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

И под убытками, по мнению суда, имеется в виду любое умаление имущественного положения, «в том числе выразившееся в увеличении налогового бремени по обстоятельствам, которые не должны были возникнуть при надлежащем (добросовестном) исполнении обязательств другой стороной договора».

То есть подрядчик не должен ставить заказчика в такое положение, когда последний не сможет реализовать права по налоговому законодательству. 

«Убытки — это, в частности, увеличение налогового бремени по обстоятельствам, которые не должны были возникнуть, если бы контрагент исполнял обязательства добросовестно», — Верховный суд 

Ответчик должен был предоставить достоверные сведения, в том числе о наличии собственных мощностей для работ, согласовать с истцом субподрядчика, но не сделал этого. А довод, что заказчик мог предотвратить неблагоприятные последствия, если бы внимательнее проверял контрагента, не освобождает подрядчика от ответственности, указала экономколлегия. 

Практика Когда появляется право на налоговую льготу, определял ВС

Читайте также:  Минфин меняет книгу учета доходов и расходов по УСН

Судьи подчеркнули, что отказать в удовлетворении требований о возмещении убытков можно, если установлено, что обе стороны договора выступали соучастниками одного правонарушения, например, их действия носили согласованный характер и были направлены на уклонение от НДС. Но в этом деле не установлено подобных обстоятельств. 

Более того, судьи не проверили нарушения договора (привлечение сторонней компании для работ, предоставление недостоверных документов) подрядчиком, которые привели к доначислению НДС, то есть не установили причинно-следственную связь между поведением подрядчика и ущербом для заказчика. Нижестоящие инстанции ограничились лишь констатацией, что топливная компания должна была внимательнее смотреть, с кем работает. 

ВС не согласился и с выводом о пропуске срока исковой давности.

Решение налогового органа по результатам налоговой проверки вступило в силу 13 марта 2017 года, и именно с этой даты топливная компания получила право требовать возмещения убытков.

Соответственно, с этого же момента начала течь трехлетняя исковая давность. Судьи отправили дело на новое рассмотрение в первую инстанцию с учетом правовой позиции, изложенной в постановлении.

Решение в тренде

Денис Черкасов, партнер юридической фирмы Федеральный рейтинг.

группа Банкротство (включая споры) (mid market) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) Профайл компании
, считает, что в этом деле Верховный суд сформировал значимую позицию для ситуаций, когда налоги доначислили после выявления признаков фиктивности хозяйственной операции. По мнению юриста, это дело будет релевантным для случаев доначисления по причине «технического» характера контрагента, независимо от того, была ли предусмотрена договором возможность такой компенсации. 

Налогоплательщику это дает возможность взыскивать с контрагента доначисленные и уплаченные по его вине налоги, даже если в договоре нет налоговой оговорки.

Денис Черкасов, партнер юридической фирмы «Арбитраж.ру»

Черкасов считает, что налогоплательщикам и нижестоящим инстанциям, исходя из позиции Верховного суда, для взыскания нужно учитывать несколько вещей: имело ли место злоупотребление доверием заказчика, был ли заказчик соучастником схемы и не забывать об исчислении срока давности решения о доначислении. 

Юрист налоговой практики Федеральный рейтинг.

группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market)
Евгения Заинчуковская считает важным вывод ВС, что возмещение убытков допустимо при любом умалении имущественной сферы участника оборота. По мнению Заинчуковской, эта на первый взгляд простая идея не всегда реализуется в судебной практике. 

В определении ВС констатирует зависимость права на вычет от действий контрагента, но, если открыть Налоговый кодекс, мы там прямой зависимости не найдем.

Евгения Заинчуковская, юрист налоговой практики Crowe CRS

Позиция ВС, говорит Заинчуковская, ставит такую проблему: если налогоплательщик сам скорректировал свои налоговые обязательства по НДС в рамках предпроверочного анализа, можно ли говорить, что он отказался от вычета? И сможет ли он в дальнейшем получить удовлетворение по иску о взыскании убытков с контрагента?

Александр Земченков, ведущий юрист практики «Налоговые споры» юрфирмы Федеральный рейтинг.

группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Семейное и наследственное право группа Цифровая экономика группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Трудовое и миграционное право (включая споры) 6место По количеству юристов 17место По выручке 22место По выручке на юриста (более 30 юристов) Профайл компании
, обратил внимание на письмо ФНС от 10.03.2021 № БВ-4-7/3060@, которое призывает налогоплательщиков обращаться за компенсацией налоговых убытков к лицам, виновным в их причинении (контрагентам). По мнению юриста, это перекладывает ответственность ФНС за налоговые доначисления на контрагентов налогоплательщика.  

Если налогоплательщик не знал, как контрагент исполняет обязательства, а оспорить доначисления невозможно, взыскание убытков с контрагента может оказаться единственно возможным способом достичь некой справедливости.

Александр Земченков, ведущий юрист практики «Налоговые споры» юрфирмы «Лемчик, Крупский и Партнеры»

Вычеты НДС по «проблемным» контрагентам: читаем новые рекомендации Верховного суда

Начнем с проверок потенциальных контрагентов. Здесь судьи отметили, что ИФНС часто подменяет понятия.

Вместо того, чтобы установить факт проявления организацией осмотрительности при выборе контрагента, налоговики выявляют изъяны в эффективности и рациональности хозяйственных решений, принятых налогоплательщиком.

Именно так, по мнению высокого суда, следует квалифицировать претензии налоговых органов о том, что налогоплательщик при заключении сделки не запросил данные о складах, транспорте, сотрудниках контрагента, а ограничился лишь проверкой сведений по ЕГРЮЛ и сверкой паспортных данных руководителя.

Проверить контрагента на достоверность сведений в ЕГРЮЛ и признаки фирмы‑однодневки

Подобная подмена, по мнению ВС РФ, недопустима. Действительно, при выборе контрагента нужно оценить не только условия сделки и их коммерческую привлекательность, но и деловую репутацию, платежеспособность партнера, а равно риск неисполнения обязательств.

Именно поэтому покупатель может проверить наличие у контрагента необходимых ресурсов (производственных мощностей, технологического оборудования, квалифицированного персонала) и соответствующего опыта. Однако глубина таких проверок, как отметила Судебная коллегия, зависит от конкретного договора.

Нельзя применять одинаковый подход при проверке контрагента для разовой незначительной сделки (например, закупка материально-производственных запасов) и при выборе стороны договора в крупном или длительном контракте.

Например, в случае приобретения дорогостоящего актива или при заключении долгосрочного контракта, предполагающего регулярные поставки, либо выполнение существенного объема работ.

На практике этот вывод ВС РФ означает следующее: если заключается некрупная сделка, достаточно убедиться в том, что контрагент зарегистрирован в установленном порядке, с ним можно связаться по указанному в ЕГРЮЛ адресу и от его имени действует уполномоченное лицо.

Получить свежую выписку из ЕГРЮЛ или ЕГРИП с подписью ФНС Отправить заявку

Глубинные проверки, предполагающие анализ мощностей, которыми располагает контрагент, лицензий и разрешений, истории его взаимоотношений с другими контрагентами и т.д., требуются при совершении значимых (крупных или длительных) сделок.

Исключение — ситуация, когда условия планируемого к заключению договора значительно отклоняются от рыночного уровня, либо свои услуги предлагает контрагент, который не имеет опыта исполнения аналогичных сделок.

В этих случаях, по мнению ВС РФ, также следует провести глубинную проверку контрагента.

Отсутствие ресурсов у контрагента

Второй момент, разъяснения по которому дала Судебная коллегия, касается ситуации с фиктивными контрагентами, за которых всю работу выполняют другие лица.

Тут надо напомнить, что выполнение обязательств по сделке непосредственно стороной договора, либо тем, кому исполнение передано на основании отдельного соглашения, является одним из критериев, определяющим право на вычет и учет расходов (п. 2 ст. 54.1 НК РФ).

Это значит, что если установлен факт выполнения обязательств по сделке третьим лицом, не имеющим на это каких-либо правовых оснований, то ИФНС вправе «снять» с покупателя вычеты по НДС.

Определить вероятность выездной налоговой проверки и получить рекомендации по налоговой нагрузке

Как пояснили судьи, при применении этого положения нужно учитывать не столько наличие у контрагента материальных, финансовых и трудовых ресурсов для исполнения заключенного с покупателем договора, сколько тот факт, осуществляет ли контрагент какую-либо реальную деятельность. Ведь если налогоплательщик фактически ведет бизнес, то, даже не имея нужных ресурсов, он может официально — на основании соответствующих договоров — привлечь третьих лиц к исполнению принятых на себя обязательств.

Тогда как номинальный контрагент не оформляет таких договоров, поскольку существует исключительно «на бумаге» и нужен лишь для прикрытия. А сделка в действительности совершается иными лицами, которым обязательство по ее исполнению официально не передавалось и не могло передаваться.

Таким образом, и в этой части судьи несколько снизили планку требований к проверке контрагентов.

Теперь вовсе не обязательно отказываться от сделок с небольшими компаниями или ИП только лишь потому, что у них нет ресурсов, достаточных для исполнения сделок.

Главное — убедиться, что контрагент фактически осуществляет деятельность: заключает договоры, представляет бухгалтерскую и налоговую отчетность.

Узнать, сколько налогов заплатил контрагент и проверить его финансовое состояние можно в сервисе «Контур.Фокус» Подключиться к сервису

Неуплата налога продавцом

Наконец, третья часть разъяснений ВС РФ касается отказа в вычетах входного НДС из-за того, что продавец не перечислил сумму налога в бюджет. Здесь судьи вывели четкое правило: в подобной ситуации «снять» вычеты у покупателя, реально получившего товар (работу или услугу), можно только в том случае, если доказано, что он знал или должен был знать о недобросовестном поведении продавца.

То обстоятельство, что покупателю должно быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, подтверждается, в первую очередь, фактом их взаимозависимости или аффилированности (подробнее об этом см. «Налоговые риски: можно ли заключать сделки между «своими» фирмами и ИП» и «Долги ООО: когда участникам общества придется лично заплатить за свою фирму»).

Проведите автоматическую сверку счетов‑фактур с контрагентами Подключиться к сервису

Если же указанная связь между сторонами сделки отсутствует, то во внимание должны приниматься результаты проверки контрагента, проведенной с учетом указанных выше рекомендаций ВС РФ. Другими словами, оценивается, насколько разумно и добросовестно действовал покупатель при заключении конкретного договора (с учетом регулярности и цены сделки, специфики товара и т.д.).

И мог ли он при такой проверке в принципе установить факты противоправного поведения продавца: номинальность (т. е. отсутствие реальной деятельности продавца, в связи с  чем договор будет фактически выполняться другим лицом), искажение отчетности, вывод денег по фиктивным документам или обналичивание, перевод средств в низконалоговые иностранные юрисдикции и проч.

Зачем фнс рекомендует взыскивать налоговые доначисления с контрагентов,

И КАК ПРАВИЛЬНО ОБРАЩАТЬСЯ С НАЛОГОВОЙ ОГОВОРКОЙ В ДОГОВОРАХ

Читайте также:  Оплата отпусков к свадьбе, рождению ребенка, 1 сентября: взносы

(поставщикам и подрядчикам настоятельно рекомендуется прочитать)

  • Налоговая оговорка — положения в договоре, в соответствии с которыми поставщик (подрядчик, исполнитель) обязуется возместить заказчику денежные потери, возникшие у последнего вследствие претензий налоговых органов к операциям по договору с данным поставщиком — существовала к настоящему моменту в шаблонах договоров многих крупных компаний уже не первый год.
  • Обычно, даже в договорах крупных игроков рынка, данной оговорке отводился не более, чем один небольшой пункт, и была она там ничем не примечательна, формальна, и на практике почти никто ей для предъявления претензий контрагенту не пользовался,что было вполне обьяснимо и логично.
  • Объяснимо это было тем, что крупные компании использовали давно и качественно выстроенные у них внутренние процедуры проверки всех контрагентов перед заключением договора, что означало, что ситуация, при которой договор будет ими заключен с контрагентом, являющимся недобросовестным налогоплательщиком, практически исключена.
  • А если вдруг, по истечении времени, у налоговой инспекциии и возникали претензии к какому-то договору, то результатов проделанных компанией перед заключением этого договора внутренних процедур по подтверждению своей осмотрительности при выборе контрагента, вполне хватало ей, чтобы успешно оспорить​ претензии инспекции в судебном порядке.
  • Включать или не включать налоговую оговорку в договор было исключительно вопросом договорённостей сторон, и большинство компаний, не относящихся к крупным, вообще данным вопросом не сильно задавались.
  • ✨Так было, пока, начиная с 2020 года, не начали происходить престранные события: налоговые органы на своём официальном сайте стали активно рекомендовать всем налогоплательщикам включать в свои договоры налоговую оговорку.
  • Более того, налоговые органы стали выкладывать на своем сайте одновременно появляющуюся положительную судебную практику относительно ситуаций, когда заказчик, получив налоговые претензии и оплатив их в бюджет в полном объёме, впоследствии успешно взыскал эти суммы с подрядчика, воспользовавшись тем, что предварительно включил в свой договор налоговую оговорку.
  • ????Свои рекомендации налогоплательщикам о включении подобных положений во все договоры налоговики аргументировали, естественно, заботой о налогоплательщике и его финансах, которые не пострадают, если оплачивать налоговые претензии можно будет не своими деньгами, а деньгами виновного во всём подрядчика.
  • Звучит не плохо, но в налоговом сообществе сразу возникло много дискуссий относительно того, с чего это вдруг налоговые органы стали проявлять заботу о налогоплательщиках таким нестандартным способом: рекомендовать включать что-то в договоры.
  • Забота, конечно, заботой, но опытным налоговым консультантам и юристам, включая нас, было очевидно, что должен быть у налогового органа и какой-то иной, свой, мотив к такой акции, который, впрочем, был не очевиден.
  • ????Между тем, ситуация стала разворачиваться активнее, и в 2021 году налогоплательщики массово стали получать уже требования налоговиков о предоставлении договоров, содержащих налоговую оговорку.
  • То есть, стало очевидно, что именно по этому отдельно взятому критерию — наличию или отсутствию у компании договоров с налоговой оговоркой — налоговики явно собираются делать для себя об этой компании (или о ее контрагентах) какие-то важные для себя выводы (иначе не присылали бы требования).
  • ➡️Наиболее популярной версией причины таких запросов от налоговиков среди обсуждающих этот вопрос стала версия о том, что договоры, в которых присутствует налоговая оговорка, будут исследоваться налоговиками тщательнее, так как, заключая их, налогоплательщик якобы заранее знал о недобросовестности контрагента, потому и включил оговорку.
  • ????Мы такую версию объяснения категорически не разделяем, потому что она противоречит, во-первых, практике того, что, как было сказано выше, налоговая оговорка, как правило, включена в договоры именно крупных игроков рынка, обладающих помимо нее обширными процедурами проверки каждого контрагента.
  • А, во — вторых, такая версия совершенно противоречит​ информационной линии, которую ведут налоговики с 2020 года, настоятельно рекомендуя всем налогоплательщикам добавлять пресловутую оговорку во все договоры.
  • ✅Позволим себе привести свою версию ответа на вопрос, какой интерес преследуют налоговые органы в том, чтобы как можно больше заказчиков включали в договоры обязательства подрядчиков возмещать им налоговые претензии.
  • ????Для этого нужно упомянуть также о том, что налоговые органы не только рекомендуют включать в договоры налоговую оговорку, но и любой, умеющий пользоваться функцией поиска по ключевым словам, на официальном сайте ФНС без труда сразу обнаружит, что налоговые органы там же и ненавязчиво советуют, где можно взять уже готовые формулировки всех соответствующих положений договора: например, на сайте Хартии АПК.
  • Естественно, что большинство компаний, захотевших под влиянием рекомендаций ФНС включить в свои договоры налоговые оговорки, будут безмерно рады наличию в открытом доступе бесплатных, более того, косвенно рекомендованных ФНС (раз ссылка на сайт Хартии приведена на официальном сайте ФНС), готовых формулировок, и именно оттуда их и предпочтут скачать и включить в свои договоры.
  • ➡️Изучив предлагаемые, например, на сайте Хартии АПК соответсвующие разделы для включения в договор в качестве налоговой оговорки (к слову, это несколько страниц текста в противовес ранее упомянутым оговоркам в шаблонах договоров крупных компаний, обьем которых занимал в договоре не более одного абзаца), мы увидели для себя ответ на главный вопрос, после получения которого всё остальные ответы на вопросы о том, зачем это нужно налоговым органам, выстроились в логичную цепочку.
  • ✴️Итак, далее следим за руками:

✔️В рекомендованном тексте налоговой оговорки прописано, что право заказчика потребовать с подрядчика возмещения налоговых претензий возникает (внимание!) в момент получения заказчиком Решения налоговых органов о проверке,содержащего суммы доначислений.

✔️При этом указано, что возместить соответствующий ущерб подрядчик обязан в ситуации не только, когда его собственная недобросовестность стала для заказчика причиной налоговых претензий, но и в ситуации, когда он сам, будучи добросовестным налогоплательщиком, привлек недобросовестных, по мнению налоговых органов, субподрядчиков (вспоминаем про разрывы по НДС второго и последующих уровней).

✔️И далее также обращаем внимание на то положение рекомендованного текста оговорки, в соответствии с которым подрядчик должен полностью возместить обозначенные суммы ущерба заказчику в течение (!) 10 рабочих дней.

????И, вуаля, получаем компанию — заказчика, имеющую налоговые претензии, но абсолютно не заинтересованную в оспаривании этих претензий ни по сумме, ни по существу.

Рассудите сами: зачем компании тратить силы и деньги на юристов, на анализ качества приведенных налоговым органом доказательств, на походы в суды и пр., если для покрытия налоговых претензий она не потратит ни рубля собственных денег — ведь покрыть все ее суммы налоговых претензий, на основании славной налоговой оговорки, должен подрядчик?

  1. ????️В итоге рисуется просто картина мечты налогового органа:
  2. ▪️налоговый орган может не сильно утруждаться со сбором доказательств недобросовестности действий подрядчика и привлеченных им субподрядчиков, готовя решение о проверке — проверять и оспаривать то его компания совершенно не заинтересована,
  3. ▪️при этом поступление доначисленных налоговой по решению сумм произойдёт сразу же после вынесения решения (а не спустя год, когда компания пройдёт все уровни досудебного и судебного обжалования) — компании нет смысла медлить, ведь уже через 10 дней она получит полную компенсацию этих затрат с подрядчика (ну, а если вдруг и не получит, например, если подрядчик не согласится сразу платить и подаст на заказчика в суд, то это в любом случае уже проблема не налогового органа).
  4. ➡️Надеемся, теперь вполне понятен ответ на вопрос, что за интерес налоговым органам от того, чтобы как можно больше компаний включили в свои договорные отношения механизм налоговой оговорки.
  5. ❓А что же делать в этой ситуации подрядчикам, которые представляют собой вполне добросовестных налогоплательщиков, которые, однако, оказываются должны заказчику за недобросовестные действия субподрядчиков даже не первого уровня?

Ведь подрядчики могут быть совсем не так крупны как заказчики, и не иметь столько ресурсов для проверки всей цепочки субподрядчиков..

И не так крупны для того, чтобы отказаться от подписания договора с налоговой оговоркой, представленного заказчиком как единственно возможный вариант сотрудничества..

  • ✅Мы полагаем, что в такой ситуации подрядчикам целесообразно сконцентрировать свои усилия на разработке альтернативного варианта текста налоговой оговорки.
  • Это позволит:
  • ????не потерять заказчика сразу, как это произойдет, если подрядчик совсем откажется подписывать налоговую оговорку в версии заказчика,
  • ????не попасть в кобальные вышеописанные положения договора, обязывающие компенсировать заказчику часто несправедливые и недоказанные налоговым органом суммы налоговых претензий,
  • ????вступить в диалог с заказчиком по отдельным формулировкам налоговой оговорки, не отменяя в целом необходимость ее подписания, что, очевидно, будет иметь больше шансов на успех и на принятие договора в компромиссной редакции.
  • ❗Один из самых ключевых моментов, который должен быть, по нашему мнению, изменен подрядчиками в тексте налоговой оговорки, предложенном на сайте Хартии АПК и описанном выше, — это момент, с которого заказчик имеет право требовать с подрядчика возмещения суммы налоговых претензий.
  • ✅Таковым, по нашему мнению, может являться только момент полной доказанности данных претензий и вины подрядчика в суде — то есть момент, когда заказчик получит на руки решение, как минимум, суда апелляционной инстанции по итогам оспаривания претензий налогового органа.
  • ⛔Никаким образом это не может быть момент вынесения решения налоговым органом, и уж тем более, момент составления протокола по итогам вызова директора заказчика на комиссию и озвучивания ему там сумм предполагаемых разрывов (слышали и такие предложения).

????Если Вы желаете приобрести полный текст налоговой оговорки, разработанной нами, в целях использования в качестве приложения к своему договору или в целях формирования позиции своей компании по заданному вопросу, то за этим следует обращаться к нам по электронной почте info@upravnalog.ru.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector