Три года на вычет ндс: ловушка в нк рф

Согласно НК РФ,
плательщик имеет право заявить НДС
к вычетам в течение 3 лет. Это
предусмотрено 171 статьей. Ранее такой
срок устанавливался только в 173 статье.
Согласно нормам, если суммы сборов,
которые были заявлены к вычету, выше
размера налога, разница должна быть
возмещена плательщику.

Исключением являются ситуации, когда декларация подана после того, как 36 месяцев прошли. Согласно статье 172, плательщики могут заявить сбор к возвращению с момента, когда товары принимались на учет.

Вычеты, которые можно перенести на будущее

Три года на вычет НДС: ловушка в НК РФ

Плательщик имеет
право переносить вычеты по
НДС с прошлых
периодов в течение
3 лет. Такие действия целесообразны,
если требуется избежать возмещения в
декларации или нельзя превысить
предельную долю показателя по региону.
Право на вычет в
течение трех лет распространено не во
всех ситуациях.

Принять
к вычету налог компания может в
течение 36 месяцев после того, как товары
и работы, услуги были приняты на учет.
Согласно статье 172, отсчитывать промежуток
в 3 года нужно, когда фирма приняла
продукты на учет. Если предоставлять
отчетность по прошествии срока, есть
риск отказа в возмещении.

Если организация
купила ОС, она может получить часть
суммы назад. При этом частично заявлять
на него по СФ – большой риск. Считается,
то фирма не должна проводить такие
действия.

Заявить возмещение по
представительским расходам можно на
дату утверждения отчета по авансам.

При
этом организация может принять сбор к
вычету только по расходам в пределах
норматива, который действует по налогу
на прибыль.

Поставщик имеет право
принять часть налога с цены продукции,
которая была адресована покупателем.
Он заявляется в течение года после
оформления возврата.

При принятии
потребителем продукции на учет при
возмещении он должен составить СФ для
поставщика.

Если поставщик предоставил
скидку потребителю, он может снизить
тариф на основании такого документа,
как корректировочный СФ. Заявляются
такие показатели в течение 36 месяцев.

Переносить на новые
кварталы суммы с аванса рискованно. В
действующем НК напрямую не указано, что
поступать так правомерно. В связи с этим
поставщику и покупателю рекомендуется
заявлять действие в общие сроки. Не
всегда возможно возместить налог. Нельзя
переносить возмещения по расходам на
командировки, при заявлении поставщиком
налога с аванса, возвращенного покупателю.

Не следует переносить суммы тарифа по СМР для своего потребления, если продавец заявляет получение тарифа с цены товаров на экспорт, если налоговый агент заявляет возмещение с цены товаров, по которым был удержан сбор.

Процедура переноса вычета в течение 3 лет

Порядок принятия
возмещений и сдачи
документации отображен в 172 статье НК.
В статье указывается момент, когда можно
принять сбор к возврату. Наиболее
популярный тип возмещения – тариф,
предъявленный плательщику при покупке
товаров. Он принимается после того, как
купленные продукты приняты на учет.
Популярен вопрос о возможности переноса
суммы налога на другие кварталы.

Если сбор предъявлен
при покупке товаров в пределах РФ, сбор
может быть заявлен в составе возврата
в любом периоде в
течение 3 лет после того, как объекты
были приняты на учет. Заявить тариф к
возмещению можно не позднее периода,
на котором допустимый срок истекает.

При этом нужно учитывать, что не всегда перенос на более поздние периоды возможен. Например, нельзя переносить сбор, который уплачен покупателями – налоговыми агентами, предъявленный при проведении капитального строительства, по представительским расходам, с предварительной оплаты, по экспорту, который не был вовремя подтвержден и т.д.

Вычет НДС частями в разных налоговых периодах

Есть мнение, что
принимать возврат
по налогу за добавленную
стоимость можно отдельными частями по
одному СФ в течение
трех лет. Ранее в НК отсутствовали
указания по возможности разделения
суммы на разные налоговые периоды,
поэтому такое действие считалось
неправомерным.

При этом многие суды
считали такие действия по одному СФ в
разные промежутки возможным. В судебной
практике отмечалось, что такое
использование возмещений не противоречит
нормам НК и не приводит к отсутствию
тарифа в бюджете. Важно, чтобы суммы
были заявлены в соответствующий срок.

С 2015 года в НК были внесены корректировки. Согласно им плательщик имеет право заявить получение в квартале, когда посчитает нужным в течение 3 лет. Частично сумму можно перенести на новый квартал.

Счет-фактура выставлен с опозданием

Три года на вычет НДС: ловушка в НК РФ

Популярна проблема,
можно ли принимать к
вычету НДС, если счет-фактура
получен от поставщика позднее срока,
то есть 5 суток с даты отгрузки продукции.
В статье 168 НК указано, что при продаже
продуктов СФ выставляются с НДС
в течение 5 суток. На основании
полученной документации принимаются
суммы к возврату.

Наличие ошибок в документе, которые не препятствуют проверке продавца и покупателя, не искажают сумму тарифа и наименование, не считаются основанием в отказе получения средств. Предполагается, что такое правило можно применять и к СФ, которые выданы позднее установленного срока.

Вычет НДС по счетам фактурам, поступившим с опозданием

Три года на вычет НДС: ловушка в НК РФ

До получения
счета фактуры права на возмещение
налога нет. Заявить
получение в квартале, когда покупка
принята на учет при отсутствии СФ нельзя,
сделать это невозможно, когда истекут
3 года.

Если СФ получен до
истечения срока сдачи отчетности за
квартал, в котором товар принимался на
учет, получение налога можно заявить
за конкретный квартал. При этом нужно
учитывать, что при наличии некоторых
видов ошибок налоговая служба может
отказать в действии. Они связаны с
невозможностью идентификации продавца
и покупателя, услуги или продукта,
который был куплен.

Невозможно оформить получение средств, если в документах нет данных о цене товаров, неправильно отображена валюта, в которой оплачивались товары, их количество, есть ошибки, не позволяющие правильно установить ставку тарифа и сумму к оплате.

Вычет НДС и должная осмотрительность – позиция Верховного Суда РФ 2020г

В мае 2020 г. Верховный Суд вынес сразу несколько знаковых определений в сфере налогообложения и налогового контроля.

Но наибольший интерес для нас представляет определение ВС РФ № 307-ЭС19-27597 от 14.05.2020 г. по делу № А42-7695/2917, поскольку в данном определении детально анализируется одна из центральных проблем российского налогового правоприменения – вопрос о границах ответственности налогоплательщика за недобросовестные действия контрагентов (вычет ндс).

Фабула дела: в отношении налогоплательщика – АО «СПТБ Звездочка» (г. Полярный, Мурманская обл.) была проведена налоговая проверка за 2013 г. – 2015 г. в рамках которой были выявлены «подозрительные» отношения по приобретению товаров (блоков, преобразователей, трансформаторов и т.п.) у «спорных» контрагентов – ООО «СК-Лоджистик», ООО «Норд-Стар».

Посчитав указанные отношения формальными, налоговый орган взыскал недоимку в соответствующей сумме налоговых вычетов по НДС: 12 996 193,00 руб. по отношениям с ООО «Норд-Стар», 391 992,00 руб. по отношениям с ООО «СК-Лоджистик».

  • Налогоплательщик с нарушением не согласился и обратился в арбитражный суд с требованием о признании решения налогового органа недействительным.
  • На данном этапе ситуация самостоятельно не вызывает какого-либо интереса, однако, двигаясь по восходящей судебных инстанций, фактура дела претерпевает заметные трансформации, по мере чего начинает привлекать внимание.
  • На стадии рассмотрения в апелляционной инстанции Суд признал оспариваемое решение недействительным в части отношений с ООО «Норд-Стар» (отношения признаны реальными).
  • В части отношений с ООО «СК-Лоджистик» Суд также признал их реальными, но в вычете НДС отказал по основанию «отсутствия в бюджете сформированного источника для возмещения НДС», мотивируя такой подход тем, что налогоплательщиком не было представлено доказательств соблюдения требований «должной осмотрительности» в выборе данного контрагента.

Казалось бы, доначисление более 12 миллионов рублей по отношением с ООО «Норд-Стар» признано незаконным и можно было бы оставить недоимку по отношениям с ООО «СК-Лоджистик» (391 992 рубля) Инспекции в качестве утешительного приза, но налогоплательщик упрямо отказывался от каких-либо компромиссов. Как оказалось, не зря.

В итоге дело было передано на рассмотрение в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ, где и произошло то самое «юридическое чудо», так взбудоражившее заскучавшую в коронавирусном застое юридическую общественность.

Несмотря на де-факто априорную правоту налоговых органов по аналогичным спорам, Верховный суд не соглашается с выводами своих нижестоящих коллег о наличии оснований для взыскания недоимки по отношениям с ООО «СК-Лоджистик».

Откуда такая лояльность к налогоплательщику? Почему «твердая рука» налогового правосудия дважды дрогнула в этом, казалось бы, типичном споре?

Позиция суда

Суд сопровождает свою позицию стройным нормативно-логическим обоснованием, которое и представляет для нас наибольший интерес. Давайте разбираться по порядку.

Три года на вычет НДС: ловушка в НК РФ

Тезис № 1 «право налогоплательщика на налоговый вычет не может быть обусловлено исполнением непосредственными контрагентами (продавцами, поставщиками) и предшествующими им лицами своей обязанности по уплате НДС».

 Данная формулировка не является новой (соответствует «трансмиссионной» логике взимания НДС), но как и многие, выработанные практикой разумные и справедливые «ориентиры» в актуальных правоприменительных реалиях, часто воспринимается налоговыми органам и судами не иначе чем «клише», используемое лишь для бессодержательного нормативного наполнения решений о привлечении в ответственности, либо «легитимации» этих решений на стадии их судебного обжалования. Однако, с учетом того, что в итоге судебные акты отменены, то в данном случае и озвученный тезис играет принципиально другими красками.

Тезис № 2 «Лишение права на вычет НДС налогоплательщика – покупателя, который не преследовал цель уклонения от налогообложения в результате согласованных с иными лицами действий, а при отсутствии такой цели – не знал и не должен был знать о допущенных этими лицами нарушениях, действуя в рамках поведения, ожидаемого от разумного участника хозяйственного оборота, по существу означало бы применение меры имущественной ответственности за неуплату налогов, допущенную иными лицами».

Читайте также:  На допрос в ФНС являться нужно лично

Данный тезис также не является принципиально новым, что, впрочем, не делает его менее важным, поскольку позиция Суда означает сохранение актуальности (как минимум в ближайшей перспективе) доктрины «должной осмотрительности», заданной в свое время Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12.10.2006 г. № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».

Напоминаем, что согласно п. 10 указанного Постановления: «факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом».

Данная позиция долгое время была определяющей применительно к спорам, связанным недоимками по отношениям с подозрительными (анонимными, номинальными) структурами, но, по наивному мнению налоговых органов, была нивелирована в связи с принятием новой редакции ст. 54.1 НК РФ: «следует учитывать, что Федеральным законом от 18.07.2017 № 163-ФЗ не предусмотрено оценочное понятие «непроявление должной осмотрительности» – (письмо ФНС от 16 августа 2017 г. № СА-4-7/16152@).

Конечно, Верховный суд не может позволить себе прямую оговорку о том, что ФНС заблуждается и доктрина должной осмотрительности подлежит применению по спорам о привлечении к налоговой ответственности, инициированным после 19 августа 2017 (дата введение в действия ст. 54.1 НК РФ), однако, сама логика рассуждений задает на этот счет весьма позитивные ожидания. Иной подход вступал бы в грубое противоречие с теми принципами и подходами, значению которых Суд уделяет столько внимания.

Тезис № 3 «принимая во внимание изложенное, к обстоятельствам, подлежащим установлению при оспаривании правомерности применения налоговых вычетов по основаниям, связанным с отсутствием экономического источника для вычета (возмещения) НДС налогоплательщиком – покупателем, помимо данного факта также относится реальность приобретения товаров (работ, услуг) налогоплательщиком для осуществления своей облагаемой налогом деятельности, и то, преследовал ли налогоплательщик – покупатель цель уклонения от налогообложения в результате согласованных с иными лицами действий, либо в отсутствие такой цели – знал или должен был знать о допущенных этими лицами нарушениях».

Данный абзац формулирует предмет доказывания (совокупность фактов), которые могут указывать на наличие/отсутствие оснований для взыскания недоимки.

Для налогоплательщиков и их юристов это значит, что в случае если Вы располагаете достаточным объемом доказательств, подтверждающих реальность отношений и отсутствуют основания полагать, что Вы знали или должны были знать о проблемах контрагента в части его собственных налоговых обязательств – то, как минимум, перед самим собой Вам можно быть спокойным (расслабляться в отношениях с налоговыми органами в любом случае не приходится, но если дойдет до спора, то при соблюдении вышеуказанных критериев отстоять свои интересы будет куда проще).  

Тезис № 4 «значение имеют не только доказанные налоговым органом обстоятельства, порочащие исполнение поставщиками их налоговых обязанностей, но и то, должны ли данные обстоятельства быть ясны налогоплательщику – покупателю в конкретной ситуации совершения сделки с поставщиком с учетом характера и объемов деятельности покупателя (крупность сделки и регулярность совершения аналогичных сделок), специфики приобретаемых товаров, работ и услуг (наличие специальных требований к исполнителю, в том числе лицензий и допусков выполнению определенных операций), особенностей коммерческих условий сделки (наличие значимого отклонения цены от рыночного уровня, наличие у поставщика предшествующего опыта исполнения аналогичных сделок) и т.п. Соответственно, критерии проявления должной осмотрительности не могут быть одинаковыми для случаев ординарного пополнения материально производственных запасов и в ситуациях, когда налогоплательщиком приобретается дорогостоящий актив, либо привлекается подрядчик для выполнения существенного объема работ».  

Таким образом, Суд приводит четкие критерии, которые подлежат исследованию в рамках вопроса о соблюдении стандарта осмотрительности, в частности определяет градацию этих стандартов в зависимости от характера и значимости отношений (в этой части, пожалуй, можно согласиться с общим мнением об «инновационности» продемонстрированных Судом подходов).

Суд акцентирует внимание на таких параметрах как крупность сделки и регулярность отношений, что безусловно правильно, поскольку стандарты осмотрительности в ситуации, когда налогоплательщик оправдывает приобретение (условно) копировальной техники для собственного использования не могут быть столь же строгими как в ситуации, когда этот же налогоплательщик будет подтверждать осмотрительность при выборе поставщика строительных материалов в промышленных масштабах для целей реализации проекта регионального значения.

Кроме того, представляется обоснованной дифференциация стандартов осмотрительности в зависимости от специфики приобретаемых товаров (работ, услуг).

Было бы, как минимум, противоречиво предъявление одинаковых стандартов осмотрительности при поставке той же копировальной техники (выполнить данные обязательства при желании может практически любой хозяйствующий субъект), либо при поставке уникального высокотехнологичного медицинского оборудования, для чего требуются соответствующий допуски, разрешения и лицензии и т.п.

Не исключаем, что формулировки данного абзаца будут активно заимствованы налогоплательщиками в рамках споров с проверяющими и могут действительно помочь налогоплательщикам в отстаивании своих прав в рамках споров с налоговыми органами.

Тезис № 5 «если налоговый орган установит, что экономический источник вычета (возмещения) НДС не создан, а поставщик (исполнитель) в период взаимодействия с налогоплательщиком – покупателем не имел экономических ресурсов (материальных, финансовых, трудовых и т.

п), необходимых для исполнения заключенного с покупателем договора, в связи с чем сделка в действительности исполнена иными лицами, которым обязательство по ее исполнению поставщик не мог передать в силу своей номинальности, данные обстоятельства могут указывать на то, что налогоплательщик не проявил должной осмотрительности при выборе контрагента, пока иное не будет доказано налогоплательщиком»

В свою очередь, если «вступление в отношения с хозяйствующим субъектом, обладающим экономическими ресурсами, достаточными для исполнения сделки самостоятельно либо с привлечением третьих лиц, представление таким субъектом бухгалтерской и налоговой отчетности, отражающей наличие указанных ресурсов, дает разумно действующему налогоплательщику – покупателю основания ожидать, что сделка этим контрагентом будет исполнена надлежащим образом, а налоги при ее совершении – уплачены в бюджет. В подобной ситуации предполагается, что выбор контрагента отвечал условиям делового оборота, пока иное не будет доказано налоговым органом».

Данные тезисы ставят точку в вопросе о том, каким образом распределяется и переходит от сторон в споре бремя доказывания соблюдения требований осмотрительности.

Позицию суда можно перефразировать следующим образом: при наличии очевидных «внешних» признаков, дающих основания полагать, что контрагент является добросовестным (наличие работников, складов, оборудования, техники, сайта и т.п.

), именно налоговый орган обязан доказать факт осведомленности налогоплательщика об обратном. Если же контрагент указанным требованиям явно не отвечает – то бремя доказывания отсутствия осведомленности о недобросовестности контрагента переходит на налогоплательщика.

Если еще проще, то Верховный суд предлагает рассматривать наличие «негативных» характеристик контрагента в качестве опровержимой презумпции отсутствия должной осмотрительности. В свою очередь, налогоплательщик вправе представлять доказательства в ее опровержение.

Три года на вычет НДС: ловушка в НК РФ

Вывод:

Подводя заключение, хотелось бы отметить, что, приведенные цитаты ВС РФ и рассуждения в целом (за исключением градации стандартов осмотрительности) не представляют инновационных правовых подходов.

Напротив, выводы Суда в большинстве своем известны практике и с необходимостью вытекают при условии «относительно-погруженного» логического осмысления действующего нормативного материала, в том числе ст. 54.

1 НК РФ. 

Оптимизм, с которым было воспринято рассматриваемое определение, обусловлен в первую очередь тем, что Верховный суд РФ, пожалуй, впервые за много лет продемонстрировал, что логика и право все еще могут быть реальным механизмом разрешения налоговых споров, от чего все мы, честно сказать, отвыкли.

В «идеальной правоприменительной вселенной» именно таким уровнем аргументации должны отличаться все судебные акты высшей судебной инстанции.

Однако, текущие реалии от этого еще слишком далеки. Юридическое сообщество и бизнес настолько привыкли к «доказательному беспределу» в налоговых спорах, что любой адекватно аргументированный судебный акт, ставящий под сомнение аксиому безусловной правоты налоговых органов, воспринимается как нечто экстраординарное.

  1. Действительно – рассматриваемый пример говорит нам, что не так уж все и плохо и несмотря на формировавшуюся в течении нескольких последних лет тенденцию ужесточения механизмов налогового контроля и бесперспективность попыток оспорить доначисления отдельные попытки «найти правду» могут увенчиваться успехом.  
  2. От лица всех налогоплательщиков, хотелось бы выразить надежду, что рассматриваемое определение демонстрирует первый шаг на пути долгожданной если не либерализации, то хотя бы «адекватизации» судебных механизмов налогового преследования.
  3.  306 Просмотров сегодня

Вычет НДС за прошлые периоды

Расчет НДС состоит из двух «половин» — начислений и вычетов. И если начисленный налог необходимо полностью «задействовать» в декларации текущего периода, то применение вычетов в некоторых случаях можно перенести. Рассмотрим, зачем это нужно и при каких условиях бизнесмен может использовать возмещение НДС прошлого периода.

Опоздавшие счета-фактуры

Многие бизнесмены работают с контрагентами, находящимися в разных регионах РФ. Неудивительно, что иногда подтверждающие документы по сделкам поступают с опозданием. Их отражение в налоговом учете по НДС зависит от того, насколько сильно «задержался» документ.

Если налоговый период уже закончился, но срок сдачи декларации (25-е число следующего месяца) еще не наступил, то входной НДС по «опоздавшему» счету-фактуре можно включить в декларацию «на общих основаниях».

Читайте также:  Когда банкроты платят НДС

Если же указанный срок прошел, то у налогоплательщика есть два варианта:

  • сдать уточненную декларацию;
  • использовать право на вычет в течение следующих трех лет (п. 1.1 ст. 172 НК РФ).

Важно!

Принять к вычету НДС прошлого периода можно только по тем операциям, которые предусмотрены п. 2 ст. 171 НК РФ. Речь идет о приобретении материальных ценностей или услуг, если выполнены следующие условия:

  1. Объекты (услуги) куплены для деятельности, облагаемой НДС и оприходованы в отчетном периоде.
  2. Получен счет-фактура, оформленный в соответствии со ст. 169 НК РФ.

Все остальные вычеты (например, по командировкам или при выплате аванса поставщику) переносить нельзя. Если подтверждающие документы по ним опоздали, то НДС за прошлый год или квартал нельзя вычесть в текущем периоде. В этом случае необходимо сдать уточненную декларацию.

Перенос вычетов и безопасность налогоплательщика

Могут возникнуть ситуации, когда налогоплательщик по своей инициативе «переносит» вычеты по НДС, хотя документы получены своевременно.

Это связано с налоговой безопасностью бизнеса. Известно, что НДС, как один из основных источников пополнения бюджета, находится под особым контролем налоговиков.

Все представленные декларации проходят камеральную проверку, но самое пристальное внимание инспекторов привлекают те из них, где процент вычета превышает так называемый «безопасный» уровень.

Безопасная доля вычетов по НДС в 2019 году

Общий критерий «безопасности» вычетов по НДС указан в п. 3 приложения № 2 к приказу ФНС РФ от 30.05.2007 № ММ-3-06/333@.

Если вычеты составляют более 89% от начисленного налога, то это является одним из поводов для назначения выездной проверки.

Однако налоговики ориентируются не только на указанный выше общий показатель, но и на региональные, т. е. на средние проценты вычетов по НДС в том или ином субъекте РФ.

Чтобы узнать «лимит безопасности» в конкретном регионе, нужно воспользоваться отчетом 1-НДС в разрезе субъектов РФ, который публикуется на сайте ФНС РФ. Следует разделить региональный показатель строки 210.1 на показатель строки 110.1. Например, для Московской области актуальный на 01.01.2019 лимит будет равен:

2 618 071 132 / 2 898 405 051 = 90,3%

Далее уже несложно проверить себя. Общая сумма вычетов отражена в строке 190 раздела 3 декларации, а итоговый начисленный НДС — в строке 118 раздела 3. Нужно разделить строку 190 на строку 118 и сравнить полученный процент с общим и региональным лимитами.

Пример

ООО «Альфа» зарегистрировано в Московской области. В декларации по НДС за 1 квартал 2019 года значение строки 190 получилось равным 500 тыс. руб., а строки 118 – 580 тыс. руб. Доля вычетов 500 / 580 = 86,2%.

Ситуация в рассмотренном примере не связана с повышенным риском. Сдав такую декларацию, компания вряд ли привлечет особое внимание налоговиков. А вот если, например, доля вычетов составит 95% или более, то перед руководством организации встанет выбор.

Можно, конечно, оставить все как есть, рассчитывая на то, что все документы в порядке, и, в случае вызова на комиссию, получится обосновать причины такого размера вычета.

Но если директор не хочет рисковать, то есть смысл «отложить» часть счетов-фактур на будущее, воспользовавшись п. 1.1 ст. 172 НК РФ. При этом следует помнить, что добровольный перенос возможен только для «обычных» вычетов, связанных с приобретением материальных ценностей или услуг.

Как снизить налоговые риски по НДС

Чтобы руководитель мог принять обоснованное решение о применении вычетов, его нужно своевременно проинформировать о налоговых рисках и возможных последствиях. Но многие штатные бухгалтеры не проверяют безопасную долю вычетов. В результате декларация подвергается особому контролю, директора вызывают на комиссию, а в дальнейшем такое предприятие может «попасть» под выездную проверку.

Как минимизирует риски по НДС наша компания:

  1. Мы уделяем особое внимание рискам, связанным с коэффициентами, на которых акцентируют внимание специалисты ФНС.
  2. Заполнение налоговых отчетов, в том числе и по НДС, всегда увязывается с бухгалтерскими данными. Когда же декларация готова, наши специалисты анализируют ее по множеству контрольных соотношений. Все цифры проверяются несколько раз, акцент делается на показатели, которые особенно интересуют налоговиков.
  3. Сейчас 1C-WiseAdvice разрабатывает новый сервис — «Личный кабинет клиента». После его готовности контроль всех лимитов, включая и долю вычетов по НДС, будет проводиться в автоматическом режиме. Все наши клиенты будут незамедлительно получать уведомления о приближении к «пороговым» значениям по тем или иным показателям.

Все перечисленное позволит проходить камеральные проверки по НДС в максимально короткие сроки без доначислений налога и применения штрафов.

Учет потерь и вычеты по НДС: шесть главных налоговых дел 2020 года — новости Право.ру

Российские налоговые юристы, опрошенные «Право.ru», единогласно называют самым важным кейсом 2020 года дело «Звездочки». Там ФНС отказалась давать вычеты и доначислила АО «Специализированная производственно-техническая база Звездочка» НДС, пени и штраф.

Инспекция посчитала, что «СК-Лоджистик», который поставлял налогоплательщику стройматериалы, не мог физически так сделать: за фирмой числится один работник, у нее нет транспортных ресурсов. Три инстанции встали на сторону инспекции, хотя и подтвердили факт поставки товара.

Суды решили: «Звездочка» не проявила должную осмотрительность при выборе контрагента, который не платит в бюджет достаточную сумму налогов и напоминает фирму-однодневку. 

Верховный суд поддержал налогоплательщика и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Он сослался на ряд прежних позиций Президиума ВАС, подробно описал систему тестов, которые надо провести при проверке должной осмотрительности, и презумпций, из которых следует исходить.

Чтобы оценить реальные возможности поставщика-посредника, достаточно выяснить, что эта фирма подписала соглашения с организациями, которые действительно могут привезти заказчику товар (№ А42-7695/2017). 

Важно, что ВС в решении по этому делу дает четкий алгоритм, по которому нужно оценивать поведение налогоплательщика, если обнаружились признаки уклонения от уплаты налогов у его контрагентов, замечает партнер Федеральный рейтинг.

группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование Профайл компании
Алексей Артюх.

По его мнению, такое определение будет иметь далеко идущие последствия, когда будет непосредственно использоваться налоговиками на практике.

Налогоплательщики получают много запросов от налоговых органов, которые проверяют вычеты по НДС из-за действий контрагентов.

Часто практика вынуждает даже добросовестного налогоплательщика отказываться от вычетов.

Дело «Звездочки» позволяет начать дискуссию о конкретных признаках «виновности» налогоплательщика за действия своего контрагента: когда он может быть «виноват» в неуплате контрагентом налога, а когда – нет.

Наталья Кордюкова, руководитель налоговой практики Федеральный рейтинг.

группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Частный капитал группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) 12место По количеству юристов 25место По выручке на юриста (более 30 юристов) 44место По выручке

Решение сближает подходы проверок контрагентов для налоговых и коммерческих целей, подчеркивает Мария Кабанова, старший юрист Федеральный рейтинг.

группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Страховое право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Антимонопольное право (включая споры) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) 18место По количеству юристов
: «Это в определенной степени может помочь снизить формализм и административные издержки, связанные с доказыванием права на вычет НДС». Ее коллега, юрист CMS Russia Анна Осьмакова, уверена, что появление таких положительных судебных актов демонстрирует позитивный тренд по отходу от формализма при оценке обоснованности вычетов НДС: «Фокус внимания смещается на реальность и коммерческое обоснование операций, в отношении которых возникает право на вычет».

Украли? – Докажи

Для бизнеса важна позиция судов по делу № А45-21326/2019. Фирма «Посуда-Центр сервис» включила товарные потери в состав расходов, которые документально не подтверждены, и не начислила на них НДС. Это выяснилось по результатам проверки и не понравилось налоговой.

Соглашаясь с ФНС, три инстанции указали: у налогоплательщика нет документов, позволяющих относить убытки от порчи и недостачи товаров к расходам, чтобы исчислить налог на прибыль.

Суды пояснили: налогоплательщик по каждому факту потери товара должен доказывать факт порчи, боя, хищения неустановленными лицами, стихийного бедствия или уничтожения недоброкачественной продукции.

По словам Артюха, дело отбросило развитие практики на 15 лет назад, предписывая налогоплательщикам при каждом мелком хищении добиваться возбуждения уголовного дела. Иначе убытки недостач не получится учесть в составе расходов.

Такое требование несовременно и выглядит неадекватно, говорит эксперт: «Специфика мелких хищений и работы организаций торговли не позволяет выявлять каждое мелкое хищение, а тем более нет смысла задействовать правоохранительные органы при очередной пропаже коробка спичек».

Отсутствие доказательств хищения товаров суды посчитали достаточным, чтобы вменить налогоплательщику скрытую реализацию пропавших товаров и обложить ее НДС. Подобный подход угрожает не только организациям розничной торговли, но и остальным налогоплательщикам своей непредсказуемостью и неадекватностью. Остается надеяться, что такой подход не получит особого распространения в будущем.

Алексей Артюх, партнер Федеральный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование Профайл компании

Читайте также:  Декларации по НДС за год - расчет и сроки сдачи

А пока это дело наглядно показывает: чтобы списать товарные потери и исключить их из облагаемого НДС оборота, налогоплательщику лучше скрупулезно фиксировать и документировать каждый факт пропажи, предупреждает ведущий эксперт департамента налогового консалтинга Федеральный рейтинг.

группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Антимонопольное право (включая споры) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Семейное и наследственное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Природные ресурсы/Энергетика группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Частный капитал группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Банкротство (включая споры) (mid market) Профайл компании
Алеся Хомич.

Без нарушений прав бюджета

В подборку важных споров прошедшего года попало и разбирательство про «пени, которых не было», как его описывает руководитель налоговой практики Федеральный рейтинг.

группа Интеллектуальная собственность (Регистрация) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Частный капитал группа Интеллектуальная собственность (Защита прав и судебные споры) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) 12место По количеству юристов 25место По выручке на юриста (более 30 юристов) 44место По выручке
Наталья Кордюкова. ООО «Производственная компания «Борец» переплатило налог на прибыль и одновременно с этим недоплатило НДС. В итоге переплата оказалась больше, чем недоимка, поэтому компания подала заявление о зачете этой суммы. Зачет был произведен. Тем не менее обществу все равно начислили пеню по факту недоплаты НДС. Три инстанции посчитали такое решение налоговиков обоснованным (дело № А40-86746/2019). 

Тогда фирма обратилась в Верховный суд. ВС установил, что госказна ничего не потеряла.

Когда наступил срок уплаты НДС, долгов у фирмы перед бюджетом не было – то есть не было основания для начисления пеней, подчеркнули судьи экономколлегии.

А вопрос, когда налоговики произведут зачет, относится к налоговому администрированию и сути не меняет. Акты нижестоящих судов отменили и иск «Борца» удовлетворили.

ВС пришел к важному выводу, что налогоплательщик не может нести неблагоприятные последствия за обстоятельства, которые зависят от решения налогового органа. Речь идет про решение о зачете переплаты.

Иван Шиенок, руководитель налоговой практики Федеральный рейтинг.

группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Банкротство (включая споры) (high market) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Цифровая экономика группа Антимонопольное право (включая споры) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Семейное и наследственное право группа Транспортное право группа Фармацевтика и здравоохранение группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Частный капитал группа Уголовное право

Кордюкова обращает внимание на то, что фактически деньги находились в распоряжении бюджета. Несмотря на формальные процедуры, экономически все это время интересы бюджета никак не были затронуты, соглашается она с выводами ВС. Это дело удивительно тем, что для решения настолько формальных вопросов понадобилось беспокоить высшую инстанцию, констатирует эксперт.  

О налоговой реконструкции

«Кузбассконсервмолоко» при расчете налога на прибыль в составе расходов учитывало траты на покупку сырого молока у ряда контрагентов. Налоговики выяснили, что эти фирмы не были реальными поставщиками продукции, которая по факту закупалась непосредственно у производителей.

ФНС настаивала: расходы компании на приобретение товаров нельзя учесть в целях налогообложения, поскольку это противоречит ст. 54.1 НК («Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы»). Первая инстанция посчитала, что инспекция все же может принять расходы в той сумме, которая соответствует реальной цене приобретения продукции у ее производителей.

Апелляция, в свою очередь, согласилась с позицией налоговой (дело № А27-17275/2019).

Мнения «Налоговая реконструкция» и статья 54.1 НК

Арбитражный суд Западно-Сибирского округа отменил постановление апелляции и оставил в силе решение первой инстанции. Он указал: ст. 54.1 НК не предполагает безусловного отказа в учете расходов по спорным хозяйственным операциям.

Отказ возможен только в части, относящейся к нарушениям.

Применение этой статьи не освобождает налоговые органы и суды от обязанности установить реальный характер операций с участием налогоплательщика, определить их экономический смысл и размер действительных налоговых обязательств налогоплательщика. 

Таким образом, суд подтвердил законность налоговой реконструкции, когда налоговики применяют ст. 54.1 НК, замечает Кордюкова. По ее мнению, это большое событие для судебной практики, «но нам всем еще предстоит довольно длительный процесс, чтобы сформировать подход к технике налоговой реконструкции, ее условиям и границам применения».

Международная продажа внутри холдинга

Значимыми для крупного бизнеса выглядят и решения судов в деле № А40-118135/2019 о внутрихолдинговой трансграничной перепродаже актива.

Начиналось все с того, что в 2013 году «Торговый дом «Перекресток» купил у Speak Global Limited (Кипр) 83% доли в ООО «Агроторг» за 82,5 млрд руб. Из них 66 млрд руб.

конвертировали в процентный заем, кредитором по которому в результате цепочки сделок стала кипрская X5 Retail Holding Limited.

У нее, в свою очередь, образовался долг на аналогичную сумму перед люксембургской Х5 Capital S.a.r.l.

ФНС увидела в этой цепочке сделок опосредованный перевод средств ТД «Перекресток» офшорным структурам, не имеющим фактического права на доход. Поэтому налоговая служба переквалифицировала выплаты за доли и проценты в дивиденды, начислив по 1,06 млрд руб. налога по ставке в 15%.

Практика ФПД и деловая цель: юристы объяснили, что хотят знать налоговики

«Агроаспект», который тоже входит в структуру холдинга, возразил, что сделка не преследовала выплату прибыли в обход налогов, и обжаловал решение инспекции в суде. По версии истца, реструктуризация упорядочила структуру владения и повысила прозрачность. В результате снизилась общая долговая нагрузка на группу компаний, а рыночная капитализация увеличилась на 1,45%.

АСГМ не принял эти доводы и указал, что капитализация возросла от волатильности котировок. Суд также указал, что структурировать холдинг можно было без выплат за рубеж. Кроме того, Люксембург рассматривает спорные выплаты как дивиденды. Все вышестоящие инстанции вплоть до ВС оставили такие выводы без изменений. Бизнес-структуре пришлось заплатить 1,06 млрд. руб.

Артюх считает, что в деле слишком явно прозвучала опасная идея о том, что даже при достижении легитимной бизнес-цели налогоплательщик в своих действиях должен учитывать бюджетные интересы.

Ранее подходы в практике были не столь радикальны, говорит эксперт: «Налогоплательщику обычно было достаточно доказать наличие бизнес-цели в его действиях, не оправдываясь за полученную налоговую экономию».

Теперь же налогоплательщику придется каждый раз объяснять, почему при наличии нескольких альтернативных вариантов предприниматель не выбрал наиболее выгодный бюджету вариант, опасается Артюх.

Поддержка девелоперов

Налоговые дела были и в сфере недвижимости. «Компания ГрандСервис-Ек» в 2015 году договорилась с администрацией города Екатеринбурга о развитии застроенной территории в районе улицы Щербакова. Срок действия соглашения составил 10 лет.

Организация полагала, что все это время для нее будет действовать льготный режим по налогу на имущество застройщика. Но налоговый орган решил, что такой льготный режим длится всего три года, после чего прекращается (п. 15 ст.396 НК).

Поэтому чиновники применили повышающий коэффициент к налогам для компании. Три инстанции подход инспекции поддержали.

Практика Экономколлегия спасла деньги главы строительного СРО

Тогда застройщик обратился в ВC. Заявитель указал, что договор на развитие территории заключили сроком на десять лет, а не на три года.

Объем работ таков, что сделать все за три года не получится, отмечали юристы компании. Они обратили внимание, что «противоречия и неясности» в применении п. 15 ст.

396 НК вынуждают застройщиков нести бремя налоговых санкций даже при соблюдении сроков, указанных в договоре.

Экономколлегия проверила эти доводы (дело № А60-50402/2019), отменила акты нижестоящих инстанций и направила спор на пересмотр (пока еще не рассмотрено – прим. ред.).

Судам следовало оценить, когда после предоставления участков в собственность нужно было снести старые объекты и начать новое строительство.

То есть нужно было установить, с какого момента после получения земли в собственность считать срок применения повышающего коэффициента, указали судьи ВС.

Адвокат Федеральный рейтинг.

группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Транспортное право группа Экологическое право группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Комплаенс группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Страховое право группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) Профайл компании
Наталья Маликова соглашается с решением экономколлегии и отмечает, что применение повышающего коэффициента не должно превращаться из меры стимулирования в санкцию. По ее словам, ВС, следуя смыслу, а не форме закона, указал на необходимость учитывать наличие объективных препятствий для начала строительства при определении трехлетнего срока. Такой подход существенно облегчит налоговое бремя крупных девелоперов–добросовестных собственников участков, уверена она.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector